среда, 22 августа 2018 г.

Три года жизни в Канаде: самое худшее позади

Июнь 2018, фестиваль Juste pour rire. Place des Arts, Montreal


Привет, дорогие друзья!
Ну, что, докатились до очередного юбилейчика.
Во-первых, мой блог перевалил за ещё одну критическую отметку. Почему критическую  - да потому, что многие, если ни почти все, блоггеры-эмигранты бросают свой блог спустя год, два, в крайнем случае,  три года. Некоторые, самые стойкие – спустя четыре-пять. Как раз сразу после получения канадского гражданства. А мне, особенно, когда я была ещё по ту сторону океана, всегда было интересно: «А что же дальше? Как дальше сложилась жизнь?» Вот так, на самом интересном месте истории прерываются. Истории, в которых подробно описывались дни до переезда, сам переезд и первые моменты после переезда. «А что же было потом?» - хочется спросить. Что ж, друзья, попытаюсь я вам описать, что обычно происходит потом. Обещаю, честное пионерское, если только буду жива и при памяти, что буду продолжать вести свой блог и далее освещать все темы, которые всем интересны, но про которые почему-то все молчат.
А между тем, за эти три с небольшим года я уже опубликовала почти 100 очень подробных статей о своей жизни в Канаде, которые уже минувшей весной набрали более 100 000 просмотров. Это немного, но в то же время, не так и мало с учётом того, что в моём блоге нет никакой рекламы, да и сам блог я нигде не рекламирую. Спасибо вам, читатели, случайные и постоянные, что читаете. Если бы у меня не набегало в день 50-100 просмотров, если бы не вы, наверно у меня бы давно уже не было мотивации писать вот так просто для самой себя.
Во-вторых, сегодня исполняется ровно три года, как я закинула себя в Канаду. Ура, товарищи! Я как-то выжила, как-то пережила, эти необыкновенно долгие и ужасно тяжёлые эти первые три года жизни в эмиграции.
Канадское общество - это капиталистическое классовое общество, и как вновь прибывший эмигрант ты попадаешь на самое его дно.
Каждая неделя, каждый месяц, каждый год здесь тянется для меня мучительно  долго. Дни похожи один на другой так, что получается, будто это всё один сплошной длинный день. И кажется, будто живу я в таком состоянии не три года, а все шесть. Порой думается мне, что нахожусь здесь как будто в ссылке, как будто отбываю какой-то срок, длина которого мне не известна.
Трудно сказать, какой именно год из трёх был самым тяжёлым? Каждый был сложным по-своему. Кто же знал, что жизнь в эмиграции в Канаде обернётся для меня чередой новых разочарований и испытаний? Устала как собака.
Для начала я бы хотела отметить для себя не то, что я сделала, а то, что для меня, к счастью, закончилось, и надеюсь, больше никогда не повторится в моей жизни. Итак, что же было за эти три годы такого, чего никогда не случалось со мной на Родине, и что сделало мою жизнь здесь с трудом выносимой:

Parc Jarry, Montreal

1.       Работа в выходные дни и в праздники.
Что ни говори – а это ужасно, даже, если у тебя и нет друзей, с кем бы эти самые выходные проводить. И всё равно в тот редкий выходной, когда тебя кто-то куда-то приглашает – ты не можешь никуда поехать или даже пойти, потому что ты, чёрт, на работе.
2.       Работа в ночные смены до одиннадцати  вечера и до полуночи.
Время в сутках тянется неоднородно. Быстрее всего пролетает время до 3-х дня. После – начинает тянуться с черепашьей скоростью. Работа в вечерние смены – совершенно мучительна. И опять же, невозможно никуда пойти после работы. Остаётся только прийти домой и плюхнуться в кровать без сил спать. Впрочем, до одиннадцати – это чуть получше, чем до полуночи, точнее до полпервого. И офис располагался дальше, поэтому домой я добредала иной раз к часу ночи, и получается полностью сдвинутый режим труда и отдыха. Просыпалась я в те дни не раньше 10-11 утра, при этом в плохом настроении и не выспавшаяся.
И да, в моей жизни даже было несколько ночных смен с полуночи до восьми утра, которые я еле пережила. Тогда я подменяла коллегу, ночного сотрудника, который уходил в отпуск. Я поняла, что работа ночью – это очень тяжело физически, и совсем не моё.
3.       Работа с 7 утра до 3-х дня.
Если вам когда-нибудь кто-нибудь предложит такой график работы – смело отказывайтесь! Уж не знаю, что хуже – ночная  смена с 3-х до 11 ночи, или вот эта утренняя смена. Мне ещё повезло, что я живу десять минут ходьбы от офиса, мне не надо никуда ехать. Чтобы не насиловать свой организм постоянным переключением графиков с ночные на утренние, я решила вставать примерно в то же время, как и обычно, около 6 утра, но при этом не завтракать. Решила брать завтрак с собой на работу. Но я видела, что моих коллег этот график измотал основательно - все жаловались. Чтобы добраться в даун-таун среднестатистическому монреальцу  нужно выйти в 6 утра, а то и в 5.30 из дому. Кому-то ради этого нужно встать в 4 утра, в худшем случае, в 5. Хоть я вставала аж в 6, но я совершенно выбилась из привычного образа жизни и устала уже спустя пару недель такой работы. Утром я привыкла собираться час-полтора не спеша, и готовить себе горячий завтрак, жарить яичницу с беконом, резать свежий салат, пить свежезаваренный чай, и в районе 7.30 отправляться в путь. Эти час-полтора в самом начале моего тяжёлого канадского трудового дня я слушаю музыку с ютьюба, а также монреальское радио 98.5:  новости, ситуацию на дорогах и местное политическое обозление обозрение. И вдруг всё перевернулось. Чтобы успеть на 7, я впопыхах на одной ноге успеваю только принять душ, одеть на себя какую-то одежду, и пулей вылететь из дома, обязательно что-то забыв при этом. Чтобы успеть на ходу выпить хотя бы глоток не заварившегося или вчерашнего чаю, нужно встать на пять минут раньше, и то не всегда получается. Как и не получается ответить на сообщения от родных в Вайбере, которые пришли за ночь.
В 7 утра работается, конечно, не очень, если ни сказать, никак. Поэтому первый час на работе я занята пережёвыванием или перевариванием своего сэндвича, сделанного впопыхах из чего бог послал. Питание подножным кормом, так сказать. Таким образом, если не режим сна, то режим питания у меня уж точно нарушился с таким графиком.
4.       Работа фул-тайм и учёба фул-тайм. Ни минуты свободного времени и хронический недосып.
Про то, насколько это вообще возможно, работать 40 часов в неделю, и при этом учиться фул-тайм, то есть брать минимум 4 курса (12 кредтов) в университете, я, пожалуй, напишу отдельно. Скажу только, что это возможно, если будет соблюдено большое количество условий. Но даже с этими условиями у вас нет ни минуты покоя, ни минуты свободного времени, и при этом в некоторые месяцы максимальное количество сна в сутки у меня составляло 5 часов, а в большинстве дней – и того меньше. Времени реально не хватало, и его приходилось забирать из ночного времени отдыха.

На улочках Монреаля

5.       Работа в кол-центре 24 /7 с тревожными звонками.
Все прелести моей первой канадской работы я описала в предыдущих постах. Это было на столько ужасно, что на такое может согласиться только человек, у которого нет других способов как-то заработать эти деньги. Или ньюкамер, у которого ещё нет местного опыта работы, и который согласен на всё, потому что запасы денег истощились, и нужно срочно выходить на работу, куда берут.
6.       Самый худший день рожденья и самый худший Новый год в моей жизни.
В воскресенье, в свой день рожденья в 2015-ом году я работала, как всегда в выходные, одна в офисе, при этом начался день совершенно ужасно. Я не могла отключить сигнализацию, и она орала на всё здание. И так повторялось снова и снова, пока я, наконец, не нажала на нужные кнопки случайно. Дело в том, что мне никто нормально не показал, как оно работает, и, как оказалось, сигнализация устроена иначе, чем все те приборы подобного рода, с которыми мне приходилось сталкиваться в Украине. Стресс этот длился минут десять, а то и больше, и я вообще удивляюсь, как за мной не приехала охрана. Видимо, канадская охрана дремлет в выходной день утром, поэтому мне повезло. Но натерпелась я страху. Главное, что директор нашего офиса даже не перезванивал мне, узнать, всё ли в порядке? В Украине по этому поводу поднялся бы переполох, но директор-кебекуа, проснувшись, увидев на своём телефоне сигнал, никак не отреагировал: «Как обычно, новая девочка не может открыть дверь нормально, ну и пёс с ним!». Что сказать, нордический у них здесь тип характера.
Новый 2016-ый високосный год я встречала на работе, одна в огромном офисном билдинге, принимая тревожные звонки. Как раз в то время несколько клиентов лежали в коме в реанимации, и я должна была контактировать с их родственниками и врачами, получая обновления по случаю. Ну, вот соответствующим образом для меня тот год и прошёл. Всё-таки не первый раз убеждаюсь - как новый год встретишь, так его и проведёшь.... 
7.       Проблемы с зубами, которые держали меня в страхе.
Перед отъездом я вылечила зубы, на сколько могла, но этого хватало только на год: спустя год, летом 2016-ого я должна была вернуться, чтобы завершить лечение. Но в то лето у меня не получилось, и последующий год у меня зубы начали рассыпаться один за другим в буквальном смысле. Чего я боялась больше всего – того, что однажды ночью я проснусь от дикой боли, и мне придётся идти в скорую помощь, чтобы меня там лечили канадские врачи, которые лечить не умеют, и после которых останутся у меня только многотысячные долги. Но мне повезло, экстренного ничего не случилось, острой зубной боли у меня не было, кроме как неудобств во время принятия пищи.


8.       Проблемы с весом.
Отчасти от местных продуктов, отчасти от ночной работы и нерегулярной еды, в том числе и по ночам, в первый год после переезда я набрала килограммов 5-7. А потом, опять же, то ли от всех этих переживаний и стрессов, от неудобств, связанных с зубами, то ли от летней канадской жары, в которую вообще не хочется жрать, я похудела более, чем на 10 кг и вернулась в тот вес, в котором была в одиннадцатом классе лицея. Правда, сейчас я опять набрала и вешу примерно так же, как и три года назад.
9.       Проблемы с высыпаниями на коже.
От другой еды, а главное, думаю, от другой воды, а также снова-таки от стрессов на работе, года полтора-два, меня преследовали высыпания на коже лица, а также и  других частях тела, там, где их никогда не было. Организм не мог адаптироваться к новой среде, и только недавно это закончилось.
10.   Учёба в университете по вечерам, занятия с 7 до 10 вечера.
В Украине я никогда не училась по ночам. Разве что когда-то в юности, посещала языковые курсы английского и немецкого языков, но не так поздно. В Канаде первые полтора года я училась на вечернем факультете, на котором большинство курсов по расписанию дают с 7 до 10 вечера. Поначалу мне было очень тяжко, как хотелось спать, вместо того, чтобы слушать преподавателя, да ещё  на французском языке. Но потом я привыкла, ибо не было другого выбора, как привыкать….
11.   Учёба в летний триместр, май-июнь.
Целых три летних триместра подряд, 2015, 2017 и 2018 – я прошла, и было это, скажу я вам, очень напряжённо. Во-первых, летний триместр очень интенсивный. Если два курса, то получается как фул-тайм, вместо двух раз в неделю, целых четыре раза. Во-вторых, учиться летом – это урывать из своей жизни драгоценное тёплое время, которого в Канаде и так мало. Поэтому здесь, собственно, никто и не любит ни преподавать, ни заниматься летом. Слава богу, и для меня эти мучения позади, ибо я уже исчерпала все курсы, которые имеются в наличии на лето, буду доучиваться только в рамках двух триместров – осеннего и зимнего, с сентября по апрель.

Гора Мон-Руаяль

12.   Языковой барьер и сопутствующие проблемы на работе и в учёбе.
Ну, это обычный фактор адаптации почти всех эмигрантов. Хоть я и знала языки изначально на том уровне, чтобы понимать и изъясниться, всё равно поначалу было очень тяжело. Уровней владения языком на самом деле не три, а намного больше. Одно дело, когда ты можешь понимать радио, когда можешь совершить покупку в магазине, другое дело слушать лекции в университете, читать длинные сложные тексты, научиться говорить, не задумываясь цельными предложениями, а не урывками, уметь поддержать  беседу, и так далее и так далее. Слава богу, языковые проблемы у меня давно в прошлом, осталось только шлифовать язык. Французский стал для меня если уж и не вторым родным – пока – то вторым языком общения. Я могу поддержать разговор практически на любую тему, если это не квантовая физика или что-то в этом духе. Впрочем, по таким вопросам, я и по-русски-то мало что знаю. Но поговорить, к примеру, о влиянии видеоигр на мозг человека или об экологии и полигонах захоронения промышленных отходов, или обо всём другом из жизни общества и человека – я могу вполне свободно. Кроме того, у меня нет русского акцента. Осталось ещё приобрести французский акцент коих, впрочем, много разных. Но и сейчас моё своеобразное произношение не искажает слов и не выявляет во мне причастность к тому или иному региону мира, что в принципе тоже неплохо. Думаю, я бы могла работать синхронным переводчиком с русского на французский и с французского на русский. А также письменно переводить с французского на русский. С русского на французский могла бы, но пока эта часть моего французского хромает. Писать грамотно по-французски – дело очень непростое, поэтому, сейчас  я всё ещё делаю множество ошибок на письме, хоть и меньше, чем два, тем более, три года назад.
Если на первых парах мне требовались долгие часы для чтения учебной литературы, и всё время нужно было лезть в словарь или перечитывать снова и снова один и тот же абзац, то сейчас я читаю по-французски если не так быстро, как по-русски, то почти так. Моя скорость чтения приближается к нормальной скорости чтения.
Вообще, я очень люблю французский язык. Он очень красивый и богатый, очень развитый. В нём целое множество синонимов и способов выразить одну и ту же мысль разными словами, без повторений, чтобы не быть как попугай. Кроме того, во французском есть очень хорошие и ёмкие слова, предлоги и обороты, которые как можно лучше могут уточнить мысль, объяснить, конкретизировать. Также имеются слова, которые используются в определённом контексте и подразумевают очень конкретный смысл, объясняют то или иное понятие. Мне обо всём этом говорил в Одессе мой преподаватель-француз, но только спустя годы я это поняла, и окончательно влюбилась в мой новый язык.
Что касается моего английского, то он, может, немного лучше, чем был до переезда, но я им особо в Канаде не занималась. Я не люблю английский, это не мой язык,  использую его только на работе в ограниченном формате. Для жизни и общения с людьми в Монреале я использую французский.

Монреальский стрит-арт

13.   Обязательные курсы французского языка.
Ох да. В продолжение предыдущего пункта. А теперь забудьте о том, что я написала выше. Ибо скажу я вам, что в Канаде никакому языку вас не научат, потому что научить не хотят, и потому, что не могут. Это было сущее мучение. Мне повезло, что курсы францизасьона от Министерства иммиграции прошли мимо меня, впрочем, там хотя бы деньги платят. Зато меня догнали обязательные курсы в университете, за которые пришлось, наоборот, платить из своего кармана. Монреальский университет обязал меня взять 6 кредитов или 2 курса французского, и потратить около 600 долларов соответственно. Были эти курсы настоящей потерей времени. Ленивые учительницы, которые сами-то говорят по-французски, но учить никого не собираются, не хотят и не могут. И контингент из учеников – со всех углов мира, одни едва ли говорят, другие что-то понимают, третьи – читают, но не пишут.  Словом, сборище блатных и нищих, как говорит мой одесский дядя. Не хотела бы я повторить этот опыт. А деньги эти можно было бы потратить на тьютора, репетитора, который бы что-то объяснял дельное по грамматике и проверял бы мои работы. Зато я теперь понимаю, почему многие эмигранты в Канаде живущие здесь год, три, пять, десять, двадцать – так никогда и не научаются нормально говорить ни по-французски, ни по-английски. С местным подходом это едва ли возможно.
Во время первого курса в зимний триместр, я подумала: «Ох, ну какая же ленивая и бестолковая учительница». Во время летнего триместра я поняла, что та учительница была хорошая, потому что новая мадам, ну вообще была никакая. Если с той мы хотя бы изучали тексты публицистического и художественного характера о жизни в Квебеке, и почерпнули новый вокабюляр, то с этой мадам мы подробно разбирали письмо маленького Эллиота маме, которая уехала в командировку. Чтоб вы понимали, такого уровня тексты были у меня в 6-7 классе средней школы в Одессе. Даже в старших классах лицея по английскому и немецкому языкам детям в Украине давали тексты посложнее. И вот, в 33 года, в университете, в Канаде, мне довелось впасть в детство…
Они научат вас, чтобы вы спросили, где туалет, чтобы в магазине рассчитались с продавцом, чтобы в "Тим Хортонсе" заказали кофе, и на этом всё…. Ребята, учите язык дома! Или самостоятельно, как я. Каждый день новые слова, каждый день чтение. Хотя бы газеты. Каждый день какой-то минимум слушания иностранной речи. Хотя бы радио. Каждый день говорение: надо заставлять себя говорить, неважно с кем и даже, если совсем не хочется.
***
ЧТО Я  СДЕЛАЛА ЗА ЭТОТ ГОД?
1.       Сдала 9 курсов или 27 кредитов в университете – примерно то же, что и обычный студент полного дня, только я ещё и работала при этом 40 часов в неделю.  При этом почти все оценки у меня А- ("пять" баллов).
2.       Нашла свою вторую канадскую работу, которая, впрочем, не намного лучше первой.
3.       2 раза ездила в Одессу, чтобы вылечить, наконец, все зубы.
4.       1 раз ездила к дяде в Калифорнию.
5.       Приобрела транспортное средство. Велосипед.

ЧТО Я СДЕЛАЛА ЗА ТРИ ГОДА ЖИЗНИ?
Вот основные мои достижения за прошедший год. Что касается всех трёх лет жизни в эмиграции, то глобально я разве что накопила долгов. Я стала ещё беднее, чем в то лето 2015 года, когда я приехала в Канаду. Дело в том, что около половины этого времени я не работала. Сначала, после переезда, был период поиска работы, а потом был длинный перерыв между двумя работами. Жизнь в Канаде очень дорогая. Дорогостоящее обучение. Потом мои расходы на  вынужденные поездки в Одессу, и дорогостоящее лечение. Несмотря на то, что канадское государство мне давало деньги, они просто провалились в корзину расходов. За это время я получила от государства около 15 000 cad в качестве выплат по безработице (страхование от потери работы, не путать с социальным пособием), а также около 8 000 cad в виде стипендии как студентке университета. Кроме того, были и другие возвраты и более мелкие услуги и выплаты. Вместе с тем, мне пришлось очень сильно напрячься, чтобы получить эти деньги. Я дорого за них заплатила. Возможно, я бы предпочла не терять работу, не находится в тщетных поисках, а потом не работать фул-тайм и не учиться фул-тайм одновременно, а просто спокойно работать, получать зарплату, и оплачивать свою учёбу парт-тайм.
Вообще, я живу не по средствам, и позволяю иногда себе траты сверх необходимого. Но если их исключить, тогда жизнь здесь вообще потеряет всякий смысл для меня.
Из накопленных плюсов:  57 кредитов (19 курсов) из необходимых 96 для моего диплома бакалавра, а также знание французского языка.  Ну и опыт, сын ошибок трудных. Три года жизни в эмиграции меня изменили, количество полученной новой информации за это время сопоставимо с тем, что я узнала в предыдущие десять лет. Я не могу сказать, что моё сознание перевернулось – это бы означало, что я ничего в своей жизни не видела, не знала и не читала до того. Нет, моё сознание просто очень сильно расширилось, раздвинулось за привычные рамки, мои знания о мире увеличились в объёме.
Я живу там же, где и поселилось изначально – в маленькой квартирке с выходом на крышу в старом доме в даун-тауне. Работаю неподалёку в кол-центре за те же деньги, что и на моей первой работе, разве что компания на порядок лучше, и работа сама по себе непыльная.


ЖАЛЕЮ ЛИ Я?
Трудно ответить однозначно на этот вопрос. Знаю точно, что я бы очень кусала себе локти, если бы тогда не уехала, если бы не использовала этот шанс, мне бы казалось, что я упустила что-то очень ценное. В то же время, я жалею, что у меня не было возможности поехать в гости к своей кузине в Монреаль или к дяде в Калифорнию и посмотреть на всё своими глазами, прежде, чем иммигрировать. Однако ни в Штаты, ни в Канаду, я не могла получить визу, ибо у меня не было достаточных доказательств связи с Родиной для посольства. Вместе с тем, если бы я побывала здесь и посмотрела, что тут и как – быть может, я бы не захотела переезжать. Или, если бы у кого-то имелся хрустальный шар предсказаний, и мне бы кто-то рассказал, что будет всё вот так – я бы очень сильно призадумалась. Возможно, я бы пустила свои жизненные силы, а главное, драгоценное время жизни, которое безвозвратно уходит, на что-то другое. Вложила бы в другой проект. А между тем, на свой проект под названием «Моя счастливая жизнь в Канаде» я уже потратила  более 7 лет. За это время можно было бы выучить минимум один язык программирования. Или родить ребёнка и отвести его в школу. 
За эти три года со мной здесь сделали то, что никому не удалось сделать тридцать лет до того. Канада просто раздавила меня. Я увидела истинное лицо капиталистического общества во всём многообразии его проявлений. Господство доллара над всеми сферами бытия, всеохватывающая бюрократия, которой зарегулированы все сферы жизни человека до мелких деталей, дробная сегрегация людей по классам, а также идеология толерантности ко всему, что движется, кроме как к обычному, нормальному человеку.
Из общества двойных стандартов, где в общем-то, как сейчас понимаю, было всё довольно просто устроено, я попала в общество тройных, четверных, пятерных стандартов....
Кроме всего прочего, оказалось, что мне, русскому человеку, американский образ жизни совершенно чужд. Я себя чувствую здесь так же комфортно, как мишка в джунглях или мартышка в тундре.
                В лучшем случае людям наплевать на тебя. Хорошо, если отношение нейтральное. Ни добра к тебе, но и не зла. Но в большинстве случаев отношение очень недружелюбное, и даже враждебное. Как говорит Дядя: «Тебе же здесь даже совет дельный никто не даст. Наоборот, могут специально направить по ложному пути. Посоветовать на вред».
                Их улыбки – это не улыбки, это звериный оскал. Механический. А не признак хорошего настроения или доброжелательного к вам отношения. Это одно из принципиальных отличий наших культур. На самом деле люди здесь подкожные. Этого не видно, но они держат камень за пазухой.
Канадское общество удивительное по своей сути. Люди здесь  каким-то хитрым образом умудряются совмещать в себе детскую непосредственность с искусственной извращённостью. Они могут напрямую говорить о таких вещах, которые в нашей культуре не принято обсуждать в приличном обществе, при этом могут врать абсолютно не стесняясь, называя чёрное белым и наоборот. Лгать даже тогда, когда можно промолчать. Брехать так, что даже непонятно, какие дивиденды эта брехня принесёт. Меня вот в детстве учили, что врать нехорошо. С возрастом я поняла, что иногда ложь бывает во спасение. В то же время, нельзя злоупотреблять этим инструментом. Здесь же, в Северной Америке, нельзя никому верить, ибо процентов восемьдесят, а то и девяносто – всё, что вещают вам эти людишки – всё неправда. И только то, что сказано между строк, вскользь, случайно, может иметь какой-то смысл и вес. Видимо, притворство стало их второй натурой, поэтому они и не могут остановиться. Или нужно родиться в этом обществе, чтобы понимать такие тонкости, зачем и почему человек соврал в том или ином случае? И что на самом деле происходит? Какова ситуация, её причины и исход? Даже мой дядя, который прожил в Штатах уже более двадцати лет, и знает очень многое о том, как устроено американское общество, всё равно не понимает его до конца и не знает всей подноготной, а только может выдвигать гипотезы и догадки…
Вдобавок ко всему, местный климат, кажется, медленно, но верно убивает меня, забирая год от года жизненные соки. С замиранием сердца я жду зимы, которая быстро наступает и длится до мая. И дело не столько в холоде и снеге, хотя и в них тоже, сколько в отсутствии солнца все эти долгие месяцы. Вот, к примеру, в Канаде на удивление мерзкий апрель. В День освобождения Одессы, 10 апреля, в этом году было минус 10 градусов Цельсия. Да и май не намного лучше, а в конце мая сразу наступает лето, ударяет жарища, и мне, честно говоря, от такого резкого перепада температур становиться очень не по себе. В начале мая я мёрзну и прикручиваю термостат в квартире, а в конце мая мне жарко.
Впрочем, эта зима 2017-2018 выдалась очень холодной. Температуры минус 20 Цельсия и ниже держались очень долго, кажется, с месяц. Это видно и по увеличенным счетам от Гидро Квебека. В новогоднюю ночь я хотела пойти в Старый Порт смотреть на салюты, кроме того, там была программа, больше обычной, т.к. завершался год 375-летия Монреаля. Но, ознакомившись с прогнозом погоды, я оставила свою идею. Однако стойкие канадцы, некоторые, всё же пришли в ту ночь на площадь, и о них даже писали в канадских газетах, что, мол, народ не устрашился холода, несмотря даже, что некоторые артисты отказались выступать, и программа праздника была сокращена.
Вот так зимой я мучаюсь от холода, а летом страдаю от жары. Почему все жалуются только на канадские зимы и холода, и никто не говорит, что в Канаде, помимо всего прочего, так жарко??? Недавно, вышла с работы, попала из кондиционированного помещения во влажное пекло, и подумала: «Вот почему почти никогда не бывает нормально? Почему только две опции: либо мороз, либо невыносимая жара с духотой?». В Канаде есть такое чудесное изобретение природы под названием юмидекс (humidex). Facteur humidex – это такое волшебство, которое зимой делает восприятие температуры воздуха ещё холодней, а летом – ещё жарче. Просто прелестно, друзья! Да здравствует резко континентальный климат!
У  меня за эти годы не завелось друзей, хоть я их искала. В итоге я поняла, что друзей, как и любовь, невозможно найти. Они либо есть, либо нет. Напротив, я пожалела, что на некоторых людей я потратила своё время и свои эмоции, а они того вовсе не стоили.  В аэропорту Трюдо меня никто не провожает, некому и встретить, когда я возвращаюсь из поездок.  А если однажды я возьму билет из Монреаля в один конец – никто не будет за мной скучать, да и мне не к кому и не зачем будет сюда вернуться…..
В Канаде я лишилась не только семьи и друзей, но и всех привычных и любимых моих развлечений. Здесь их просто нет, а те, что имеются в наличии – мне неинтересны в большинстве своём.
В Канаде впервые в жизни я стала не любить свою работу лютой ненавистью. Я не люблю свою вторую работу, как и первую, и уже заочно ненавижу свою третью работу. Сосуществование с местными людьми, обитание в этой социальной среде,  для меня невыносимы. Я поняла, что для меня важно не чем заниматься, а с кем. Здесь, в Канаде я одинаково не хочу быть ни агентом кол-центра, ни директором завода, ни секретарём, ни министром. Здесь везде одно и то же, везде одна и та же деструктивная и неприятная среда, мне совершенно  чуждая. И подозреваю, что там, где ставки, точнее, зарплаты и социальные плюшки повыше, крысятничества и вражды между коллегами в разы больше…

Типичные монреальские домики

В Канаде я потеряла веру в человечество в целом и в человека в частности. Кажется, я больше не верю в божественную природу человека, а поняла, что человек произошёл от обезьяны. Более того, не все ещё произошли. Большинство ещё не произошли, они только готовятся совершить этот важный шаг в своей эволюции на пути к homo sapiens….

ЧТО ДАЛЬШЕ?
                Для начала я просто хочу, чтобы поскорее закончился этот 2018-ый год. Хочется поскорее перелистнуть эту страницу с моей второй канадской работой, которая мне изрядно поднадоела. Потом я хочу куда-нибудь уехать и не возвращаться в Канаду до конца зимы. Но главное, что я хочу – поскорее получить свой канадский диплом. До него мне осталось в лучшем случае 1 год и 9 месяцев, если без форс-мажоров. Потом мне нужно будет отправляться на плантацию, если не на настоящую, то на какую-нибудь офисную плантацию,  чтобы заработать денег на погашение своего студенческого долга, чтобы его кто-то не перекупил вдруг. А заглянуть дальше я не могу, потому, что всё после 2020 года, покрыто туманом. У меня пока нет никакого внятного плана, что я буду делать дальше? Знаю только, что обе идеи – оставаться жить в Монреале или возвращаться в Одессу мне одинаково не нравятся. Чтобы продолжить жить в Монреале, мне нужно будет сделать хирургическую операцию. Лоботомию. Только тогда, возможно, появятся шансы построить какую-то карьеру….
                На мой взгляд, Канада приглашает эмигрантов с двумя основными целями. Чтобы было кому населять и удерживать огромную территорию, а также, чтобы кто-то подкармливал банковскую систему. Брал сначала студенческий кредит, потом кредит на машину, потом ипотеку на дом. И ходил на работу, чтобы там получать деньги, чтобы заплатить за эти блага цивилизации. Трудовой лагерь строгого режима с правом переписки. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Прыжок на месте приравнивается к побегу….
                Впрочем, основная моя цель, которая была движущим мотивом и стояла у истоков моего переезда, достигнута. Я получила американскую визу и теперь могу видеть своего дядю, с которым мы расстались в детстве на целых шестнадцать лет. Я уже была у него в гостях дважды, и поеду в следующем году.
                Однако мою идею о консолидации семьи в Канаде пришлось оставить, ибо, по всей видимости, она неосуществима. Дядя не имеет никакого желания переезжать из своей Калифорнии к нам в Монреаль. «Скрип снега под ногами для меня как ножом по сердцу или как пенопластом по стеклу» - говорит он. Дядька выращивает апельсины и прочие фиги у себя на бэк-ярде, а жизнь в канадском климате для него невообразима.
                Кроме того, и одесские родственники вовсе не хотят перебираться в Канаду. И я их тоже прекрасно понимаю. Дядя и тётя даже посмеиваются над нашей погодой и над нашим канадским образом жизни. Хотя в глубине души, конечно, нас жалеют. Тётя говорит: «Вот папа нас вывез из Севера, прошли годы, а вы туда себя сами добровольно загнали опять». Мой прадедушка был сослан из Украины на русский север в 30-е годы. Потом, в начале 60-х прошлого века, когда дали паспорта, дедушка перевёз семью на свою историческую родину. Прошло полвека, и вот мы опять оказались на Севере. На этот раз добровольно. Сами себя выслали. Что и сказать, кажется, это шаг назад в истории нашей семьи. Наверно поэтому никто даже и в гости к нам не хочет ехать. За три года, что я здесь живу, нас навещали только моя мама и мама кузины, больше никто не приехал, хоть и у всех есть визы. Говорят: "У вас слишком холодно". Ну и дорого, вдобавок ко всему. Эти деньги, которые стоит билет, в Украине можно потрать с большей пользой....
                Словом, я стала последним человеком в нашей семье, желающим перебраться в Канаду. Хотя, если бы вся моя семья или хотя бы её часть, хотя бы дядя из Калифорнии был здесь, всё было бы совсем иначе. Можно было бы жить….
***
                Кажется, я стала жертвой рекламы об этой чудесной жизни на Западе в спокойствии, достатке и изобилии. Кроме того, мои родственники сыграли не последнюю роль в этой чудовищной пропаганде и агитации. Я думала, ну свои-то уж точно не пожелают плохого? И вот, ближе к 35 годам я вдруг осознала азбучную истину. Не надо никого слушать. Ни чужих людей, ни знакомых, ни родственников. Надо верить только своим глазам и ощущениям и слушать только себя, особенно в самых важных вопросах...
              В Канаде куча всяких мелких ништячков и прочих приятностей - и я вам эти годы подробно о них рассказывала. Это и удобные бесплатные туалеты, и современные библиотеки, и безопасность повсюду, и много чего ещё. Но человеку, который живёт один, как я, у которого здесь нет ни  семьи, ни друзей, ни приятных коллег и интересной работы, эти все местные мелочи жизни и прелести комфорта не перекрывают всего того, что потерял, что оставил на Родине...Так, последние три года я и живу, занимая пограничное положение между самым счастливым и самым несчастным человеком на свете.
                Но я не жалуюсь. Сейчас, быть может, когда вы читаете эти строки, я нахожусь территориально в Одессе, валяюсь на пляже под зонтом с коктейлем в руках, смотрю на волны, обмывающие песчаный берег, и вдыхаю запах водорослей, запах моего самого синего в мире Чёрного моря. Всё хорошо!

Кстати, вот мои предыдущие отчеты :
Два года в Канаде : промежуточные успехи
Год жизни в Канаде : лиха беда начало
Полгода жизни в Канаде : ни одна страшилка не сбылась

                Кого не оставила равнодушным моя история – следите за обновлениями! До новых встреч!
Всегда ваша,
Одесситкавмонреале

воскресенье, 12 августа 2018 г.

Как выглядит мой квартал в центре Монреаля. Фоторепортаж

Новое граффити, недавно украсившее унылую стену рядом с моим домом


Здравствуйте, дорогие читатели!
Надеюсь, у вас хорошо, и вы проводите с пользой сезон летних отпусков и каникул. И я подумала, а вдруг кому-то будет интересно посмотреть, где же я живу? Тем более, что  фото моего квартала пылятся ещё с прошлого лета в папке, и вот, дошли руки и до них тоже.
Вообще, я живу в нетипичном для Северной Америки районе. Я проживаю в даун-тауне.
В Канаде, как и в Украине, люди живут в городах и деревнях, только здешние города похожи на деревни. Канадский мегаполис, скажем, как Монреаль или Торонто, представляет собой слившиеся муниципалитеты с бесконечными частными секторами. Там нет ничего, кроме типовых частных домишек, которые все похожи между собой. Поэтому, чтобы не заблудиться, тут нужно запоминать непосредственно номер дома и название улицы, а не окрестности и что там расположено рядом. Так, как ориентируются в Одессе, по типу: «за кактусом», «напротив белого дома», один квартал вниз от памятника быку» или «там, где заканчивается зелёный забор», в Канаде, пожалуй, не получится.

Это кафе за год уже успело открыться, а потом закрыться, и сейчас на его месте другое кафе

Как говорит моя мама, не вздумай переезжать никуда из центра, ибо  в вашей канадской деревне, пожалуй, ещё хуже, чем в нашей. Дело в том, что в русской или украинской деревне люди живут весело, они живут общиной, комьюнити. Там нескучно, потому что постоянно что-то происходит, и можно ходить друг к другу в гости по праздникам и в будни, по поводу и без.  Времена и в нашей стране тоже изменились, и в Одессе сейчас не живут так, как в послевоенные годы, как показано в фильме «Ликвидация», но в частных секторах моего города или под Одессой люди по-прежнему живут по-соседски, разделяя свои горести и радости с общиной, хоть и соседи, конечно, бывают разные.

Presse Cafe - имеется почти в каждом офисном билдинге. Там продаются готовые холодные сендвичи, ещё какая-то хрень, а также вам могут подать холодный кофе. Во всяком случае в Пресс кафе возле моей работы было так.

В Монреале до Тихой революции, до 60-х годов прошлого века и до наплыва эмигрантов тоже так жили, но потом всё резко изменилось. Сейчас монреальская деревня, если можно так выразиться, то есть тот или иной муниципалитет острова Монреаль представляет собой очень разношёрстную и пёструю картину – город населяют люди, съехавшиеся со всех концов планеты, которые представляют кардинально различающиеся между собой культуры. К тому же, и нравы местных канадцев изменились: люди проводят время в погоне за долларом, чтобы заплатить моргидж за эти домишки, или в соцсетях, в виртуальном пространстве. Словом, соседи друг с другом здесь не общаются. Ты можешь даже делить общую стену дома и часть двора с людьми, и не знать о них ничего, даже как их зовут. Утром, по пути на работу, ты видишь, как хозяин дома напротив выезжает из своего гаража, чтобы тоже отправиться на свою работу, больше ты о нём ничего не знаешь. В лучшем случае, он с тобой поздоровается, спустя год таких эпизодических встреч, но не факт.

Здесь подают чай и макароны
Раньше здесь был Second Cup, сейчас оборудовали что-то другое. В это лето, на второй год своего существования, они додумались установить зонтики. Правда, пока не над каждым столом, но хотя бы частично обеспечили тень на террасе
Cacao 70 - это сеть кофеен. Еда здесь как везде, а вот десерты неплохие. Заведение рядом, по всей видимости, закрыто очень давно
Китайский ресторан

В настоящем квебекском селе, именно в глуши, люди живут иначе, как я поняла, довольно дружно, и все друг друга знают, потому что очень маленькое население. Но чтобы попасть в такое комьюнити, нужно уехать далеко за пределы острова Монреаль.
У меня нет семьи, я не умею водить машину, не люблю и общественный транспорт. К тому же, я хотела находиться в центре событий и жить близко к университету и к работе. Вообще, по идее я должна жить с рум-мейтом где-то на монреальских выселках. Здесь такой образ жизни называется загадочным словом «колок», на самом же деле на русский язык оно переводится как коммуналка. В коммунах живут множество людей в богатой стране Канаде, и не только студенты, но и взрослые, работающие люди, ибо аренда жилья в таких городах, как Ванкувер, Торонто, Калгари и Монреаль очень дорогая. Но в Монреале ещё терпимо. В других городах вряд ли я смогла бы жить так, как живу в Монреале. Впрочем, не думайте, что колок стоит дёшево. Разделяя жилое пространство с посторонними людьми, я бы не намного обогатилась, а разве что  сэкономила, может, пару сотен долларов в месяц, и то – не факт. При этом комфорт моей жизни бы упал ниже плинтуса. Коммуна – это пройденный для нас этап…..

Здесь находилось японское бистро, но продержалось оно меньше года. Закрылось, не дожидаясь лета.
Здесь тоже было какое-то заведение, судя по всему, восточной кухни, но тоже закрылось
А вот и знаменитый Старбакс. В прошлое лето ещё вовсю работал, как видите, но этим летом на удивление закрылся. Может, не выдержал конкуренции с Тим Хортонсом, располагающимся по соседству?
А вот и Тим Хортонс - самая популярная сеть кафе в Канаде, да что там, это не просто кафе. Тим Хортонс - это и есть Канада
А это новое заведение, специализируется, судя по всему, на доставке еды

…..В 1980-х года прошлого века я, мама, папа и мой дядя, мамин младший брат, жили в огромной коммунальной квартире в старинном особняке в центре Одессы. Но я вам скажу, что это была такая шикарная коммуна, в которой можно было жить. Пять минуть ходьбы до Дерибассовской и три минуты до Приморского бульвара. На этом же перекрёстке через дорогу, расположена пятизвёздочная гостиница «Бристоль», здание по проекту архитектора Бернардацци, выполненное в стиле барокко, а напротив находится Одесская областная государственная филармония в историческом здании биржи.
Канадская коммуналка – это совсем другое. Это жилище на выселках от цивилизации, в гетто-районе, какой-нибудь подвал деревянного дома с клопами, располагающийся по соседству с каким-нибудь приютом для беженцев с каких-нибудь островов…..

Ещё одно китайское заведение. Здесь подают прохладительные напитки.
В прошлом году это кафе работало, а в этом помещение сдаётся в аренду
Это заведение постигла та же участь, что и других

***
Про то, как я нашла эту квартиру на постоянное место жительство, я писала в самом начале блога, вот здесь Моя первая квартира в Монреале Примечательно то, что я выбрала её за пару месяцев до переезда, находясь ещё в Одессе. И, как ни странно, её никто не снял до меня, хотя был самый, что ни на есть, горячий сезон, ведь в Монреаль как раз в августе съезжаются студенты со всех концов мира к началу учебного года. Вот что значит, судьба J
Проживаюсь я в даун-тауне, и называется этот район Плато Мон Руяль, ибо расположен у подножия одноимённой горы. Он никогда не был особо престижным, считался местом жительства бедных аборигенов-кебекуа. Но последние годы он набрал популярность. Плато облюбовали эмигранты из Франции, и я их вполне понимаю. Плато Мон Руаяль - это хипстерский колоритный район с классическими монреальскими домиками с высокими металлическими лестницами. Узкие и очень тихие улочки, тишина, уют и спокойствие. Летом я люблю бродить по ним без дела и без цели, натыкаться на какой-нибудь новый стрит-арт, граффити, коих здесь полно. Люблю разглядывать домишки и местных жителей, попадающихся мне на пути. Вообще, Монреаль не похож ни на один город Северной Америки, да и мира, он уникален в своём роде, и за это я его полюбила.
Кроме того, на Плато никогда не бывает скучно, особенно летом. К примеру, давеча на одном из перекрёстков улицы Мон Руаяль девушка-музыкант играла на волынке. А когда я углубилась далее по Сен-Дэни, на одну из любимых моих улиц, увидела неожиданный импровизированный перформанс. Ехали машины, велосипедисты, шли люди, и тут же вокально-инструментальный ансамбль давал концерт, который привлекал зевак и прохожих.

Это заведение до этого года тоже не дожило
Корейский ресторанчик
Пиццерия. И тоже не дожила до этого года
Ещё одно заведение, предлагающее кофе, сэндвичи, салаты и прочее

Но эти улочки расположены чуть левее от меня и дальше от горы, а я живу рядом с горой  в очень студенческом квартале. По левую руку от моего дома находится UQAM – университет Квебека в Монреале, а по правую – университет McGill. По соседству от моего дома, старого монреальского деревянного дома с крутыми лестницами, расположены студенческие общежития. Они очень современные и, судя по всему, комфортные, словом, мало имеют общего с тем, что мы связываем с понятием «общага». Это так называемые студенческие резиденции. В холле у них висят хрустальные люстры, стоит пианино и кожаные диванчики. Комнаты или номера имеются в наличии разные и в разную цену, но все очень недёшево. Обретаться в таком общежитии могут только дети богатых родителей. Ведь к ежемесячной цене за проживание нужно ещё добавить сумму самого обучения, а также цену учебников. Ну и без пропитания студенческому организму тоже никак нельзя. Вот и считайте, сколько китайским, индусским, русским и прочим родителям обходится такое удовольствие, как обучение своего чада в канадском университете, в частности в университете Макгилла. Это тысячи долларов ежемесячно.

Студенческая резиденция и вход в плазу

Что касается пропитания, то здесь всё к услугам студентов. Голодными не останутся. Они отовариваются в двух супермаркетах, расположенных здесь же: Provigo и Metro. Provigo я стараюсь обходить стороной, ибо он дорогой, а вот Metro – хороший магазин, он присылает мне бонусы раз в квартал, а с начала этого года ещё и предложил студенческую скидку, которой я и пользуюсь еженедельно, ибо тоже являюсь студенткой и могу предъявить студенческое удостоверение. 10% при покупкe от 50 cad по понедельникам, вторникам и средам. Очень, я вам скажу, хорошая акция.
Кроме больших магазинов, здесь ещё есть и будка, работающая двадцать четыре часа в сутки. Это удобно, но там всё продаётся в розницу и втридорога, поэтому лично я, к примеру, пользуюсь её услугами в крайних случаях.  А для тех, кто не хочет или не может готовить себе еду самостоятельно, а среди студентов таких полно, как и вообще среди канадского населения, существуют фастфуды и прочие заведения подобного рода. На моём квартале расположено целое множество закусочных и кофеен.


Вообще, в Канаде очень специфическая еда. Здесь всё, любую кухню мира, умудряются сделать со своим, канадским привкусом, или попросту испортить. Если бы в Канаде решили подавать борщ в ресторанах и закусочных, это была бы наверняка невероятная гадость, какое-нибудь адское пойло. Ибо  народ здесь обладает таким даром - испортить они могут абсолютно любое блюдо, даже самое вкусное. Вторая особенность местной кухни: либо безвкусное, либо очень солёное, либо ну ооочень сладкое. Здесь как будто не существует полумер. Если сладкое – то оно будет нереально сладким, так, что невозможно есть. То же самое и с солёным. Так что я не очень-то люблю экспериментировать в местных глисторанах, а предпочитаю заказывать что-то проверенное, хотя даже и так можно попасть впросак. Нет гарантии, что вам не принесут ваше блюдо либо полусырым, либо подгоревшим. Хаха.

Импровизированный уличный перформанс

Что ж, надеюсь, вам понравился рассказ про мой район. В заключение добавлю, что мне здесь очень нравится, особенно тем, что не надо никуда ехать. На работу я хожу пешком, и это занимает аж 10 (десять) минут. Если происходит какое-то событие – мне тоже никуда не надо ехать, ибо всё под боком. Музеи, концертные залы, рестораны и так далее. Здесь же находится и Площадь Фестивалей, на которой проходят почти все знаковые события  в Монреале.

Black Watch или Чёрная вахта - главная достопримечательность моей улицы. Здесь распооложен военный гарнизон и музей. Здание было построено в начале прошлого века в баронском стиле

Единственный недостаток есть у моего квартала – это бомжи. И они тусуют почему-то именно у моего дома, так, что иной раз мне приходится переступать через отдыхающего человека, чтобы попасть в дом. Причём у них какое-то внутреннее чутьё как будто. Именно в тот редкий час, когда у меня гости, они обязательно будут сидеть у крыльца, так, что мне приходится краснеть. Или это просто закон подлости. Словом, друзья, у каждой медали есть своя обратная сторона, даже у моего любимого района тоже есть минусы. Побочные эффекты жизни в центре.
Что ж, на сегодня всё. Следите за обновлениями, кому интересна моя жизнь, жизнь Одесситки в Монреале. До новых встреч!