суббота, 31 декабря 2016 г.

Мои удивительные открытия и парадоксы эмиграции

Тридцать первое число.
Дожил – уже повезло!
И. Лагутенко, к/ф «Ёлки-5»


                    Ну, что, зайчики!? Допрыгались? Вот и закончился 2016-ый год, подаривший миру ещё одну вереницу событий – как позитивных, так и негативных, противоречивых. В целом, я бы сказала, что он оказался не из лёгких, и это я связываю и с наличием шестёрки в номере, и в первую очередь с тем, что он был високосный. К тому же, встретила я новый 2016-ый - за пультом кол-центра, одна в огромном офисном билдинге. Не самый лучший вариант для праздника, согласитесь. За свою жизнь ещё не помню ни одного хорошего високосного года. Каждый раз какая-то хрень, нет-нет, да и выскочит, особенно под конец. Тяжёлым для меня был 2012-ый, а также небезызвестный 2008-ой год, да и 2004-ый – тоже запомнился. 2016-ый стал для меня первым  полным годом моей новой жизни в Канаде, и, конечно же, он был трудным, хоть и насыщенным хорошими и яркими событиями. Кроме того, он был, пожалуй, самым длинным в моей жизни со времён детства. Когда ты маленький, года похожи друг на друга, проходят медленно. Вот и 2016-ый тянулся так долго, что мне кажется, что со времён событий годичной давности прошло уже не менее двух лет.
               В уходящем году у меня было очень много знакомств и встреч с разными людьми, были поездки и всевозможные впечатления – под час, очень приятные, иногда – шокирующие. Спасибо всем моим читателям за то, что с интересом следите за моими приключениями, радуетесь за меня или сопереживаете. Знаю, что у всех возникает много вопросов на разные темы, т.к. несмотря на уже солидное количество постов – их едва ли можно назвать исчерпывающими. Прошло только шестнадцать месяцев со дня переезда – а путешествие на самом деле только начинается. Но я уже нашла ответы почти на все вопросы, которые роем кружились в моей голове ещё в Одессе, а также в первые месяцы эмиграции.  В последний день этого года я решила поделиться с вами некоторыми своими впечатлениями, о которых давно хотела поведать, но никак не было времени. Итак, как обычно, обо всём по порядку.
1.       Первые дни, недели, а то и месяцы, вплоть до полугода и более после переезда человек находится в шоковом состоянии.
                       Именно этим объясняется настоящая цепь иррациональных поступков, которые совершают ньюкамеры – начиная от странных покупок в магазинах, заканчивая выбором местожительства, трудоустройством и т.д. и т.п. Как и свойственно человеку в изменённом состоянии сознания – впоследствии он может отрицать всё что угодно. Например, сказать, что он чего-то не говорил/не делал, или придумывать, додумывать какие-то события/действия, или, наоборот, о чём-то напрочь забыть. Словом, я бы новеньких иммигрантов включила в список тех персон, показания которых не имеют силы в суде. И не из какого-либо злого умысла, а просто в силу особенного состояния психики в определённый промежуток времени.
2.       «Мы были наивными» - каждому русскому эмигранту можно выдать бейсболку или майку с этой надписью на память.


                       Эту фразу часто в разговорах по Скайпу повторял мой американский дядя, но я не понимала её смысл. Спустя время до меня дошло. На эту тему можно говорить часами, но суть в общем сводится к тому, что каждый, абсолютно каждый, ехал сюда с какими-то своими убеждениями, представлениями, идеями, мечтами, планами – но, как правило, многие из них, столкнувшись с реальностью, целиком обрушиваются, либо очень и очень сильно корректируются. Грубо говоря, все мы идеалисты по отношению к эмиграции, даже те, кто считает себя реалистом или пессимистом. 99 % людей находится в плену ложных представлений о Западе и жизни здесь, и в этом в принципе нет ничего противоестественного. Ведь мы родились и выросли совсем в ином мире, и даже очень частые туристические поездки не дают полного представления о стране. Почему? Из этого вопроса вытекает следующий пункт.

3.       Фасад и внутреннее устройство общества в Канаде очень сильно отличаются.
Это мне напоминает современную Одессу. Градоначальники последних лет пытались пустить одесситам и гостям города пыль в глаза, проводя реставрации покраску фасадов памятников архитектуры. В итоге получилось, что снаружи кое-как позамазывали, здание смотрится как будто новое, но стоит только заглянуть во двор – глазу предстаёт совсем нелицеприятное зрелище. Вот и в Канаде так. То, какими вещи кажутся на первый взгляд – это зачастую не совсем то, чем они являются на самом деле. Выражаясь более конкретно. Если в Украине мне приходилось носить с собой маленький бочонок лицемерия – ну так, на всякий случай, чтобы выживать в современном социуме, то чтобы существовать в современной Канаде – необходимо возить с собой целую канистру на колёсиках с этим бесценным скарбом. Надоели мои метафоры? По-простому это звучит так: к примеру, если где-то декларируется отсутствие расизма – это не значит, что его там нет. Если вас не посылают матом где-либо – это не значит, что вам очень рады и спешат помочь. Абсолютное равнодушие или обыкновенный пофигизм – в общем-то ни чуть ни лучше откровенной грубости или хамства, особенно в жизненноважных сферах, типа здравоохранения, бытовых услуг и так далее. Фасад – ценности и нормы, которые декларируются повсюду – нередко отличаются о тех, которых люди, в самом деле, придерживаются. В Украине, как ни странно, лицемерия было на порядок меньше. Скажем так, у нас всё просто: либо всё очень плохо, либо хорошо. Либо тебя сразу с ноги посылают и матом кроют, либо целуют в попу и рассыпаются в любезностях. Всё было довольно предсказуемо. В Канаде тоже всё предсказуемо, но только для того, кто здесь уже давно живёт и понял суть, - не внешние признаки, а именно внутреннее устройство здешнего миропорядка.


4.       Жизнь русскоговорящего эмигранта на Западе, в Канаде, похожа на жизнь внутри своеобразного кривого зеркала.
Что-то, к примеру, руки – похожи на те, что ты привык видеть в обычном зеркале. А что-то искривлено и обезображено до неузнаваемости – ноги-бочонки или удлинённая голова в форме кабачка. Здесь всё по-другому, всё иначе, и ты с неожиданностью открываешь это для себя, потому что не знаешь, что где, когда и как за каким углом тебя поджидает, какой подвох? Нет никакого другого способа, как проверить – то есть посмотреться в зеркало, увидеть и констатировать расхождения с тем, к чему ты привык. В целом же, имеет место довольно грубое, но зачастую справедливое правило: то, что было плохо в Украине или вообще никак – в Канаде очень хорошо. Жаль, что действует и обратный принцип. То, с чем в Украине не было почти никаких проблем, или то, что было хорошо налажено – здесь почему-то становится проблематичным. Я бабушкину сказку помнила всегда, но именно в Канаде мне открылся её истинный смысл. Среди прочих, бабушка читала мне сказку про дудочку и кувшинчик В. Катаева. Когда главная героиня променяла свой кувшинчик на волшебную дудочку старичка-боровичка – листики сами открылись, так что ягод видимо-невидимо стало кругом. Только вот собирать их было не во что. Напротив, иметь на руках только кувшинчик, без дудочки – тоже грустно, т.к. нужно заглядывать под каждый листок, искать ягоды долго и нудно. Говоря буквально – в Одессе у меня было что-то, чего нет, и никогда не будет в Канаде. И наоборот, Канада мне может дать то, что не может предложить Украина. И получается своего рода замкнутый круг. Каждый эмигрант сам решает для себя эту задачу индивидуально и по-своему в зависимости от личных обстоятельств. На этот счёт нет никаких правил, и, пожалуй, не существует никакого идеального решения/выхода.


5.       Эмиграция – это как родиться заново, помня прошлую жизнь.
Да, по сути, предыдущих пунктов могло бы и не быть – если бы мы всё время не оглядывались назад и не сравнивали. Сравнивать жизнь в новой стране и на Родине – не только совершенно бессмысленно, но и очень вредно. Вместе с тем ты не можешь перестать это делать. Просто потому, что не можешь перестать. Даже спустя пять, десять и двадцать лет. Весь предыдущий опыт жизни настолько впитан тобой, быть может, даже настолько является тобой – что он не может просто взять и перестать существовать. Хотя, честно вам скажу, по большому счёту, этот предыдущий опыт всей жизни очень мало помогает, а, скорее, только мешает в новом обществе. Всё индивидуально, конечно, и зависит, какого рода опыт и навыки вами были приобретены на Родине. Конечно, если вы хорошо говорите на иностранном языке или умеете что-то делать руками – вам эти знания не помешают, а, наоборот, пригодятся. Но, к большому моему сожалению и удивлению, я обнаружила, что много чего из полученного на Родине является ценным исключительно на Родине, а здесь – никому не нужно, и вам придётся выбросить это как ненужный балласт. Или, если выкинуть не получается – придётся так и нести лишним грузом, который только утяжеляет путешествие. В виде мыслей по типу: «А вот у нас было вот так…..А вот здесь через жопу….На самом деле это нужно делать так. Почему они делают эдак?! и т.д. и т.п.» Словом, родиться заново – это однозначно круто, но вот то, что ты помнишь прошлую жизнь – не всегда хорошо. Разве что, это шанс начать всё с начала с учётом знания старых ошибок – просто попытаться их не повторять. Но, поскольку здесь всё иначе, то никто не застрахован от того, чтобы совершить совсем новые ошибки, о существовании которых вы ранее и не догадывались. Отсюда же логически вытекает пункт шестой.
6.       Мы – такие ловкие, смелые, умелые, прошли через огонь и воду, у каждого по три диплома о высшем образовании плюс один технический. А ещё мы «немножечко шьём». С такими данными жизнь в благополучной стране сложится как по маслу и в лучшем виде. А вот и нет! Такой вот парадокс.
Выживание в стране, которая находится в состоянии перманентного коллапса чего-либо – то ли городского водопровода, то ли всей финансовой системы, то ли всего вместе и сразу – и жизнь в стабильном обществе – имеют очень мало общего. Внешние раздражители, на которые нам приходилось реагировать там и с которыми нужно взаимодействовать здесь – это совершенно разные вещи. На Родине нам приходилось решать совсем другие задачи абсолютно иными способами. Поэтому, переезжая сюда, люди просто теряются и на месяцы, если не на годы, впадают в полное замешательство: «А что же делать?!» Путь эмигранта – это невероятно извилистая дорога со сменой мест работы, учёбы, взлётов и падений, бег с препятствиями или прыжки на месте, цепочка беспорядочных действий, которые, в конечном счёте, приводят или, наоборот, не приводят к успеху. Как карта ляжет. Эмигрантские истории – они такие разные, и в то же время, такие похожие!


7.       Одесса – больше Франция, чем Монреаль.
А вот это уж совсем странно звучит, но для меня это похоже на правду. Квебек – такая Франция, как из меня балерина. То есть, если я надену пачку и пуанты, то издалека и в темноте мой силуэт может сойти за фигуру танцовщицы, но не более. Дело в том, что ещё в недавние времена не было ни Интернета, ни телефона, ни даже телеграфа, и, увы, самолётов тоже не существовало, транспорт был преимущественно морской. Посмотрите на карту мира и оцените где Франция и где Квебек и насколько легко можно поддерживать связь между этими двумя странами двести-триста лет тому назад, к примеру. Я бы сказала, что от Франции здесь остался только французский язык с тех пор, как католическая церковь сдала позиции. Франция, эта чудесная страна, подарила миру столько всего, что только чтобы перечислить её заслуги и  деятелей потребуется наверно сутки. Это и литература, и изобразительное искусство, и изобретение моды, а также всемирно известные вина и изысканная кухня, да много чего ещё. Но что самое главное – невозможно переоценить влияние французской культуры на развитие России. Собственно, без французского языка не было бы русского в его современном звучании. По некоторым подсчётам, в моём языке до 40% слов заимствовано из французского. Кроме того, мы там, в Европе, всегда то воевали с французами, то дружили против кого-то, у нас есть некая общая история, насчитывающая ни один век. Вот и среди основателей Одессы такие французские имена как де Волан, де Ланжерон, и, конечно, дюк де Ришелье – первый градоначальник Одессы, который хотел сделать из неё маленький Париж. Кстати, в те далёкие времена в Одессе даже существовали газеты, которые издавались на двух языках – русском и французском.
Квебек, в свою очередь – это очень специфическое географически изолированное и до недавнего времени закрытое общество. Поначалу ещё теплилась какая-то французская жизнь, но потом Франция их бросила, и местный народ стал жить самостоятельно, и, судя по всему, в какой-то момент совсем одичал. Поэтому Франция для них – это, по сути, очень далёкое иностранное государство. Кебекуа – это не французы, они - далёкие потомки французских колонизаторов Канады. С одной стороны, те, кто приезжает из других провинций Канады или из США думает, что они попали за границу. На самом же деле мне, как человеку, приехавшему сюда из Европы понятно, что в Квебеке Европой пахнет лишь чуток.
8.       У жизни в мультикультурной стране/городе есть, как у медали, две стороны. При этом мультикультурализм по-монреальски - это совсем не то, что мультикультурализм по-одесски.
Вообще, мультикультурализм, как и эмиграцию, как и многое другое – к примеру, кино, авиацию и джаз – придумали именно в Одессе – если кто не знает. Так вот, если вкратце, мультикультурализм по-одесски – это когда молдаванин, переехавший из Кишинёва в Одессу через короткий промежуток времени начинает без акцента говорить по-русски и травить анекдоты про молдаван, называя себя одесситом. К слову сказать, забавно, что в Одессе – все одесситы, даже те, кто приехал из области или других областей или даже других стран. Наверно это схоже с тем, что многие русские говорят, что они из Москвы, хотя на поверку такие «москвичи» оказываются омичами, ростовчанами, да кем угодно. В среднем, на трансформацию-смену национальности на «одесскую» требуется от пяти до десяти лет.
Монреаль на сегодняшний день представляет собой некую свалку из людей со всех концов света, часть из которых смешивается друг с другом, а часть живёт совершенно обособленно в своих гетто. Едва ли можно вести речь о некоем объединяющем духе или культуре, видимом или незримом стержне. Каждый иммигрант несёт некий слой своего мира, и он не подобен капле, которая вливается в океан и растворяется в нём, вовсе нет. И в продолжение – следующий пункт.


9.       Между русским человеком и канадцем любого происхождения – огромная культурная пропасть, которая кажется совсем незаметной со стороны, но становится весьма ощутимой только, когда живёшь здесь.
Об этом можно говорить часами, но тем, кто здесь живёт – не надо объяснять, ибо все и так знают, о чём идёт речь. А тем, кто никогда не жил за границей – так сразу и не понять. А объяснить популярно словами это довольно трудно даже учёным мужам. Научных трудов на тему культурных особенностей различных групп людей, как ни странно, очень мало. Культура – это некий феномен, который подобен айсбергу. Видна лишь макушка, маленькая часть, а именно – своего рода артефакты. Базовые ценности, в свою очередь, не лежат на поверхности, они глубоко скрыты. Мало того, что их нельзя увидеть, так они и не осязаемы, их нельзя нащупать. Они как будто растворены в воздухе. К примеру, матрёшка, пельмени, балалайка – это некие артефакты, и остаётся только гадать, что кроется за ними. Культура – это совокупность ценностей, убеждений, норм поведения, мифов, верований и ритуалов. Так вот то, что для нас является нормой – для канадца может быть воспринято как несоответствующее поведение, выходящее за рамки. В то же время, то, что для нас кажется совершенно вопиющим, для местных – норма жизни. Примеров из повседневности можно приводить до утра, но чтобы было понятно, вот самые простые. К примеру, здесь принято обращаться к профессору на «ты». Вот сидит какой-нибудь двадцатилетний сопляк на лекции, и он, обращаясь с вопросом, тыкает человеку с научными степенями и кучей регалий, который старше него в два-три раза. Если бы такое произошло в университете на моей Родине – все бы подумали, что парень не то, чтобы хам, а просто полоумный, т.к. налицо явное нарушение самых обыденных общепринятых норм поведения. Но в Канаде тыкать профессору – норма. Также принят здесь либеральный стиль общения между коллегами и подчинёнными, к шефу все тоже обращаются на «ты». Вместе с тем разговор на чуть-чуть повышенных тонах с кем-либо на работе – это уже чрезвычайный инцидент. В Одессе, к примеру,  общение на повышенных тонах – это просто обычная, нормальная рабочая обстановка. Люди работают. Каждый пытается довести свою позицию, в результате чего кто-то из участников беседы должен получить волшебный пендель, и дело в итоге сдвинется в нужном направлении. Помимо всего прочего к культуре я бы отнесла представления о:
- красивом/некрасивом,
- порядочности/непорядочности,
- комфортном/некомфортном,
- чистом/грязном,
- вкусном/невкусном,
- интересном/неинтересном,
- вежливом/невежливом и т.д.

Эти представления у каждого народа – свои, и эта «разность», я бы сказала, вовсе не помогает ни общению, ни работе, ни жизни в мультикультурном обществе.

10.   Интеграции не существует.
Как следствие предыдущих пунктов – интеграция невозможна по определению. Она возможна только для людей, которые приехали сюда малыми детьми или же для детей эмигрантов, которые здесь родились. Точнее, я бы сказала, что интеграция существует на двух уровнях – легальном, когда иммигрант получает вид на жительство/гражданство страны, в которую переехал, а также интеграция на рынок труда, когда он становится наёмным работником, либо предпринимателем и занимает некую нишу в экономической жизни этой страны. В социально-психологическом плане говорить об интеграции иммигрантов, которые приехали в возрасте от 18 и старше, едва ли возможно, разве что на бытовых уровнях.
11.   Эмигрант – человек, оторванный не только от Родины, но и от обоих поколений – как старшего, так и младшего.
Довольно непопулярные темы в среде эмигрантов, тем не менее,– довольно больные, наверно поэтому о них не принято особо говорить. Вообще, в эмиграции «повезло» тем, у кого нет родителей или тем, кто с ними давно поссорился. «Повезло», безусловно, в кавычках, потому что, конечно, ничего хорошего в этом нет. Но для эмиграции это хорошо, потому что невозможно потерять то, чего у тебя нет. С одной стороны, перевезти в Канаду родителей – дело очень и очень непростое. Особенно сейчас, когда существует очень маленькая квота на спонсорство родителей, которая заполняется за один день. С другой стороны, с чисто материальной точки зрения, если вы семья, и у каждого по двое родителей. Перевезти четырёх человек – это нереально для среднестатистической семьи эмигрантов. Помимо материального фактора, есть ещё и социально-психологический. К примеру, у вас один родитель, но этот родитель замужем/женат второй раз, и у того человека есть своя семья, и ни до вас, ни до Канады ему/ей дела нету. Таким образом, ваша мама должна выбирать между своим мужем или сыном и внуками в Канаде. Или ваш папа должен сделать выбор либо в пользу своей дочери в Канаде, либо в пользу жены на Родине. Словом, сколько семей – столько и проблем. А есть ещё и возрастные ограничения, и по состоянию здоровья. А есть ещё бабушки, которым по 90 лет и которые нуждаются в уходе и присмотре. К тому же, Канада – страна, находящаяся на отшибе от всего остального мира, поэтому вы физически не имеете возможности ездить к родителям каждые выходные/праздники, даже и раз в год – тоже проблематично. В среде русскоговорящих эмигрантов зачастую статистика такая, что в итоге никто никуда и не ездит. Люди годами живут в Канаде без визитов на Родину, а их родители, в свою очередь, ни разу не бывали в Канаде. Я думаю, таких процентов пятьдесят минимум. Вот, среди тех, кого я знаю – таких очень много. На днях моя мама побывала в гостях у одной знакомой в Одессе, у которой сын с начала 2000-х года живёт в Канаде, а она летала сюда только в этом году первый раз. Спустя ни много ни мало 15 лет. Однако, как правило, спустя эн лет эмигрант приезжает на похороны отца и/или матери, да и всё. Или хоронит кто-то другой, кто был рядом. В идеальном варианте хорошо, если у вас есть брат или сестра, которые остались с родителями. Хорошо для родителей, но вам от этого не легче. Чувство, когда вас не было в нужный момент – то чувство, которое будет преследовать до конца дней…..
Что касается детей, то с ними всё в порядке за исключением того, что многие из них не говорят или впоследствии не будут говорить на вашем языке (русском, украинском, молдавском и т.д.), что было бы полбеды. Дело в том, что дети….вырастают иностранцами.  Канадцами, американцами, израильтянами и т.п. в зависимости от страны, в которую вы эмигрировали. Ваши дети, в отличие от вас, здесь родились и/или выросли – они впитывают те самые невидимые ценности и нормы поведения, которые абсолютно чужды вам, но органичны в данном обществе. Конфликт отцов и детей стар как мир – это понятно, но в эмиграции эта проблема усугубляется.
Это по поводу чисто бытовых аспектов. Если копать чуть глубже – вдруг как чёрт из табакерки возникает вопрос сохранения национальной идентичности. С одной стороны, интеграция – это хорошо, с другой стороны, ваши внуки в Канаде с высокой долей вероятности могут стать не только другой национальности, но и другой расы. Таким образом, в течение буквально одного-двух поколений, на ваших глазах, вы просто растворяетесь, подобно капле в море, в этой мультинациональной каше…..


12.   В эмиграции распадаются старые семьи, а тем, у кого их нет – сложно найти кого-то, чтобы создать новую. Помимо этого, в эмиграции нет друзей, есть только знакомые.
И это касается не только русскоговорящих эмигрантов, а всех приезжих, независимо от национальности. Сохраняются только крепкие и стабильные союзы, а те, у которых на Родине были скрытые, но острые противоречия – рассыпаются в эмиграции довольно быстро. Этому явлению есть целый ряд причин, и это, пожалуй, обширная тема для отдельной публикации. В целом же, в основе, на мой взгляд, лежит господство индивидуализма в Западном мире (по сравнению с коллективизмом в России, к примеру). Кроме того, социальным связям  между людьми свойственно укрепляться при наличии внешней угрозы либо в условиях нестабильной среды. В обществе, где всё предельно предсказуемо, размерено, необходимость в тесных социальных связях стремительно падает.
13.   Говоря о русских за границей нужно обязательно добавлять второе слово, называя их «русские эмигранты».
И в завершение, подытожив всё вышесказанное, добавлю, что говоря о «русских» за границей нужно обязательно добавлять слово «эмигранты», т.к. несмотря на то, что, как я описала выше, интеграции не существует, каждый человек рано или поздно встраивается в местный ритм, стиль и особенности и жизни, приобретает новые привычки и манеру поведения. Грубо говоря, мы не становимся канадцами, но вместе с тем, живя в эмиграции, мы год за годом перестаём быть русскими. Недавно в разговоре с моим одесским дядей, услышала от него в фразу – «один мой знакомый из Торонто, который в прошлом был одесситом….» И я подумала, а ведь он прав? Одесситы – это люди, живущие в Одессе. Как только ты покинул свой город, ты уже выпадаешь из его жизни. Да, сейчас, благодаря современным системам коммуникации можно быть в курсе всех новостей – было бы время и желание, вместе с тем, это мало компенсирует твоё физическое отсутствие. По сути, в моей памяти застыла картинка 2015 года – момент, когда я уехала. То, чем была и чем жила Одесса те 30 лет, которые я там провела – навсегда отпечаталось в моём сознании, вместе с тем, мне даже спустя всего год трудно представить, что на самом деле там происходит, чем живут люди? Я чувствую себя и физически и ментально далёкой от всего происходящего на Родине – а прошло всего лишь чуть больше года. А те, кто уезжал из СССР, к примеру, – так навсегда там и остались в своих воспоминаниях и представлениях о Родине. Таково просто свойство человеческой памяти и психики, мне кажется. Поэтому моё глубокое убеждение, что настоящие русские живут в России, белорусы – в Беларуси, казахи – в Казахстане и так далее. А, говоря о тех людях, кто давно покинул свой край – нужно обязательно добавлять слово «эмигранты».


***
Вот так. Что ещё добавить? Да много чего можно добавить. Кстати, о распространённых мифах эмиграции я писала летом, полгода назад, тут. Чем больше я здесь живу, тем больше получаю информации об окружающем мире, тем больше мне хочется написать – жаль, времени на блог остаётся совсем мало. В заключение скажу ещё, что спорить о чём-либо с людьми, находящимися по другую сторону океана – бессмысленно. Мне такого рода халивары между теми, кто «уже здесь» и теми, кто «ещё там» напоминают разговор слепого с глухим. Глухой пытается объяснить слепому что-то с помощью жестов, которых тот не видит, потому что слеп. Слепой, в свою очередь, выражает себя с помощью звуков, который глухой не в состоянии услышать. Жизнь там и здесь – настолько отличаются, что трудно даже и объяснить в двух словах. Я вот уже больше года веду этот блог, столько всего понаписывала – и отразила лишь некоторые аспекты жизни в Канаде лишь частично. Вопрос «Где лучше?», пожалуй, всегда меня будет ставить в тупик. В Монреале мне нравится вот это, а в Одессе – вот то. В Одессе у меня было море, а Монреаль я люблю за возможность бродить по ночному городу. В Украине у меня была работа с интересными людьми, а в Канаде мне нравится уровень зарплат. Такую цепочку можно продолжать до бесконечности. Считаю, что мне безумно повезло родиться и прожить 30 лет  своей жизни в Одессе, самом уникальном городе на Земле. Одесса – это не город, это – это улыбка бога. В то же время, я убеждена, что второй раз мне повезло, когда судьба подарила мне шанс начать новую жизнь и именно, здесь, в богоспасаемом городе Монреале, который совершенно по праву и справедливо из года в год занимает первые строки рейтингов самых комфортных для жизни мегаполисов мира.  "И всё-таки, где же лучше?" –  снова спросит у меня самый настойчивый читатель. И я-таки отвечу.  Лучше летом отдыхать, чем зимой работать. Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Лучше – это родиться в благополучной и процветающей стране, найти себе профессию по душе и жить припеваючи своей семьёй долго и счастливо. Но, когда в твоей стране происходят перманентные социально-политические катаклизмы……что делать тогда?
В конечном счёте успешная эмиграция, на мой взгляд, сводится к одной простейшей формуле – когда то, что ты приобрёл, в итоге перевешивает на чаше воображаемых весов то, что ты потерял. И, как правило, для того, чтобы восстановить это равновесие, нужно очень много работать, в том числе и над собой.
Эмиграция – это, в первую очередь, для любителей приключений и для тех, кому нечего терять. Да, эмиграция - это такое непредсказуемое приключение, в  котором ты заново открываешь себя и мир вокруг, да так, что практически невозможно предсказать, куда оно повернёт, и где ты окажешься в той или иной момент? Лично я примерно представляю, где я встречу пятилетие своей эмиграции на рубеже 2019-2020 годов – это с большой долей вероятности будет всё ещё Монреаль. Но вот где я окажусь после – одному богу известно. Я не исключаю переезда в другие города или страны, разве что исключаю всю остальную Канаду. Мне там ровным счётом нечего делать. Я и Канада – это две большие разницы, как говорят в Одессе. Канада – это такой огромных размеров заповедник непуганых зверей и людей. Лично я бы предпочла жить в какой-то европейской стране. Жаль, что вся Европа переживает сейчас далеко не лучшие свои времена…. Что ж, поживём – увидим. Мне и самой интересно – что будет дальше?
Всех с наступающим Новым годом! Желаю вам, дорогие читатели, в новом году благополучия, любви, гармонии внутри и с окружающими, и терпения, а также смелости в принятии важных решений! Ведь чтобы поймать птицу счастья – нужна сноровка или как минимум наблюдательность – чтоб её разглядеть, схватить и не упустить!!!
Ваша Одесситка в Монреале. До новых встреч в новом году! See you soon
P.S. Надеюсь, вам понравилась моя новогодняя подборка монреальских ёлочек. :)



Комментариев нет:

Отправить комментарий