четверг, 31 мая 2018 г.

Как я нашла свою первую работу в Канаде



Весна в Монреале. Улица McGill College

Всем привет, дорогие друзья!
Сегодня, как и обещала, расскажу про свою первую работу в Канаде. Обещанного, как известно, три года ждут, и вот – три года ещё не прошло, а я держу своё слово.  Работу я нашла, можно сказать, и по знакомству, и через  социальную профессиональную сеть Linked In, и старым дедовским методом отправки резюме по электронной почте, - словом, неким гибридным способом. Ну, обо всём по порядку.
ПРЕДЫСТОРИЯ
                Кто с самого начала читал мой блог, знает, что до переезда в Канаду, в бытность мою в моём родном городе Одесса,  у меня был диплом магистра по экономической специальности, а также десять лет опыта работы. Кем я работала эти десять лет – хороший вопрос, только это совсем другая, очень долгая история, ибо я успела сменить много мест работы и даже сферы деятельности. Не будем вдаваться в подробности, а возьмём за отправную точку мою последнюю должность, на которой я проработала полтора года вплоть до моего переезда в Канаду.
                По понятным причинам я не буду называть имя ни одного из своих работодателей, но могу сказать, что компания не совсем уж и безызвестная. Если вы когда-либо путешествовали, к примеру, из России в турпоездку за рубеж на отдых – не исключено, что у вас был страховой полис с маленьким логотипом где-нибудь в углу и номером телефона, куда звонить, если вас прихватила болячка. Есть такая форма деятельности – B2B или бизнес для бизнеса.  Страховые компании, как правило,  такой «грязной» работой не заморачиваются: их дело – продать страховку и умыть руки. С другой стороны, а вдруг и клиентом и вправду что-то случится? Ведь нужно выполнять обещание, как ни крути. Поэтому страховые компании нанимают себе в помощь другие компании – которые называются, «ассистанс». Вот эти ассистанс-компании и являются теми кол-цетрами, куда можно круглосуточно звонить и которые организовывают помощь застрахованным лицам. Я работала в таком кол-центре в Одессе на менеджерской должности, вела переговоры с зарубежными партнёрами по всему миру на английском и французском языках. В буквальном  смысле я договаривалась с врачами и клиниками, чтобы нашего застрахованного могли принять и полечить в лучшем виде. И бесплатно – для клиента, потому что за счёт страховой компании.
                В такой работе было целое множество преимуществ – в первую очередь, офисный нормированный график с 9.00 до 17.30 за редким исключением каких-то срочных авралов. Я была менеджером среднего звена, то есть тем, кто подчиняется либо напрямую руководству, либо находится в тесной взаимосвязи с ним. Большей частью работа по самостоятельному плану, который сам себе устанавливаешь, и на процентов тридцать – всякая непредвиденная работа и поручения. За эти полтора года я узнала очень много нового для себя как о страховом бизнесе, так и вообще о мире, об особенностях здравоохранения в разных странах, да и много чего ещё. Было очень интересно, но что самое главное – мне посчастливилось работать с замечательными людьми. У нас была прекрасная команда, и было очень интересно и в удовольствие работать, за исключением каких-то своих нюансов, как везде, которые омрачали этот праздник жизни, но которые со временем забылись, и остались лишь приятные воспоминания, согревающие душу.
                Как вы понимаете, я состояла в переписке в буквальном смысле практически со всем миром. На расстоянии одного клика от Токио и Рима, Парижа и Тегерана, Патайи и Пунто-Каны, Дубровника и Хайфы, Хаммамета или Будвы. Ибо, скажу я вам, нет такого места на карте мира, где бы ни ступала нога российского туриста, находящегося в постоянном поиске развлечений и приключений и бог ещё знает чего.
                В Украине, да и вообще в Европе социальная сеть Linked In не особенно популярна. Однако, чтобы узнать побольше о своих зарубежных партнёрах, которых я никогда не видела в глаза, но было любопытно увидеть хотя бы на фото, я зарегистрировалась, создала профиль, и сразу же ко мне в контакты стали добавляться представители страхового бизнеса по всему миру. И Канада – не исключение.
                Среди подрядчиков или потенциальных партнёров, с кем я состояла в переписке по работе, был у меня и канадец. Который периодически давал о себе знать так или иначе, но с которым у нас не было абсолютно никакого бизнеса, ибо в Канаде туристический поток очень и очень маленький. Можно сказать, почти никакого потока. Замечу, что Канада – для русского человека страна совершенно не привлекательная в плане туризма.  Даже не потому, что далеко. А по той простой причине, что здесь холод такой же собачий, как и в России, поэтому, нашему брату делать здесь абсолютно нечего. Другое дело Таиланд, Гоа, Адриатическое побережье или острова Карибского бассейна. Да вообще любая точка на карте, где тепло и есть отели «всё включено».
Ах да, вернёмся к теме.  Таким образом, вращаясь в определённых кругах в бизнесе, который является глобальным в самом буквальном смысле этого слова, так как это ни что иное, как страхование путешественников, я приобрела знакомства, связи и знания в этой сфере, а также представление об основных игроках и региональных представителях. Так, перед отъездом я составила себе маленький списочек фирм-ассистансов, где бы я могла работать в Монреале, и куда нужно отправить своё резюме по приезду. Словом, хочу отметить, что я обладала некими специфическими знаниями в определённой узкой сфере. Человек «с улицы» просто не будет знать названия этих компаний или даже не будет подозревать об их существовании, ибо  они у простого обывателя не на слуху, а широко известны, что называется, в узких кругах.
Кстати, мой этот канадский знакомый, назовём его Брайан, один из первых поздравил меня с переездом в ответ на мою рассылку всем коллегами и подрядчикам, что я покидаю свой пост. Кроме того, по приезду он даже предлагал мне работать на него, правда, его компания тогда располагалась в Онтарио, а переезд в другую провинцию не входил в мои планы.

Весна в Монреале. Улица Peel.

ПРОВАЛЕННОЕ ТЕЛЕФОННОЕ ИНТЕРВЬЮ
Кроме того, руководитель компании, в которой я работала в Одессе, был так любезен, что предложил рекомендовать меня своим знакомым в Монреале, в одну из ассистанс-компаний. С меня требовалось только грамотное обновлённое по местным стандартам резюме на английском или французском языке.
Как я вам уже рассказывала, по приезду в Монреаль меня сразу взяли в оборот в одном из центров помощи эмигрантам, и там же мне консультант по трудоустройству помогла составить моё первое канадское резюме. Оглядываясь назад, я понимаю, что резюме, конечно, было так себе. На одну страничку мелким почерком, что называется. Тем не менее, в нём была кое-какая ценная информация, изложенная на понятном французском языке без ошибок.
С момента переезда прошло только четыре недели, а мне уже позвонили. Я тогда ещё толком и в себя не пришла – где я, что я и как? На французском языке, да и на английском – я бекала-мекала, едва ли могла связывать слова в цельную понятную фразу. Словом, нет ничего удивительного, что я благополучно провалила своё первое канадское телефонное интервью. Ах да, телефонное интервью – одна из американских особенностей трудоустройства. Если в Украине телефонный звонок – это признак того, что ваше резюме отобрали, и вас хотят пригласить на собеседование, то в Канаде телефонный звонок – это звонок с целью проведения настоящего интервью, только по телефону. Для того, чтобы отсеять неподходящих кандидатов, и чтобы не тратить время на встречу вживую, ибо каждый час рекрутера или специалиста по кадрам стоит денег, а кандидатов  - очень и очень немало, как и позиций.
И дело даже не столько в языке, я-то понимала, что меня спрашивает мадам. Дело в том, что я не понимала, что я должна отвечать и как реагировать. К примеру, здесь очень распространённый вопрос: «Каковы ваши знания в области Х, оцените по шкале от 1 до 10». Это не значит, что вы должны указать своё количество баллов на экзамене или тесте по этому предмету, это просто-напросто значит, назовите вашу личную оценку, которую вы бы поставили себе. Скажем, как вы владеете программой Excel? При этом нужно всегда завышать свои способности раз этак в пять, ибо так делают все канадцы. Это особенность местной культуры. Так, правильный ответ, пожалуй, восемь или девять. Десять – это будет уже слишком, ибо максимальная оценка будет означать то, что вы просто гуру экселя, и можете вытворять в нём всевозможные штуки. И не дай бог вас попросят их изобразить. Так что рисковать с максимальными баллами лучше не стоит. Но и ответ типа «пять и десяти» тоже будет неверным, ибо тогда вас не пригласят на интервью. А смысл, если человек так слабенько оценивает свои знания?
Ещё был вопрос про английский язык. Правильный ответ на этот вопрос такой: сразу переходите на английский и бодренько выдаёте две-три осмысленные фразы по делу. Этого и будет достаточно для телефонного интервью, это и есть то, что человек на другом конце провода хочет услышать. При том, что если мы в Квебеке, будьте уверены, что в большинстве случаев, английский для того, кто вас интервьюирует, такой же не родной, как и для вас, поэтому ничего особенного в этом плане от вас не требуется, просто ему нужно понять, что вы владеете в достаточной мере языком, чтобы выполнять свои задачи по работе, thats it. После этих заветных пары фраз, ваш интервьюер перейдёт к другим вопросам, и вы продолжите общение на французском языке.
В случае, если ваш основной язык английский, наверно с французским будет обстоять дело похожим образом. Значит, после пары фраз на французском, вы продолжите общение на английском языке, если вам так удобно, и если ваше резюме оформлено на английском. Но, опять-таки, языковой вопрос в Квебеке  - очень и очень тонкий. К тому же, здесь в разных сферах всё по-разному. Лично у меня в Квебеке основной язык общения – французский, здесь со всеми людьми, с инстанциями, будь то, кафе, университет,  работа, не важно что – я общаюсь только на французском языке. Французский здесь знают все, ибо это – единственный, повторяю, единственный официальный язык в провинции. Поэтому, говорю как есть – я не знаю, на сколько это возможно и на сколько комфортно здесь жить эмигранту без этого языка. Может быть, возможно, а может быть, и нет, всё зависит от обстоятельств.
Словом, вопросы были довольно простецкие, стандартные, как у любого телефонного интервью независимо от должности, но после одного месяца в Канаде я была ещё очень сыра я растерянная, я просто не знала, как правильно отвечать.  К моему большому сожалению, мне из этой компании так больше никто и не перезвонил, что, меня, конечно, очень огорчило тогда. Зато я вынесла для себя ряд уроков. Я получила очень важный опыт – опыт первого в жизни телефонного интервью. В следующий раз я уже буду знать, как действовать. Во-вторых, я записалась на курсы по трудоустройству, на которых мне и объяснили все эти детали и особенности местного рынка труда и процедуры найма на работу. В-третьих, я поняла, что перед тем, как отправлять резюме в место, где ты хочешь работать, в компанию, которая стоит под номером один в твоём списке потенциальных работодателей, нужно сначала потренироваться на кошечках. Попробовать сначала пройти собеседование в какую-то левую организацию, куда тебе совсем не надо, и получить непосредственно опыт собеседования, чтобы в решающий момент с реальным работодателем чувствовать себя уверенно и знать, что и как говорить.
Весна в Монреале. Улица Robert Bourassa.

СОБЕСЕДОВАНИЕ И МОЙ ПЕРВЫЙ ДЖОБ-ОФФЕР
                Что ж, первый номер был вычеркнут из списка, но ведь оставались ещё и другие фирмы в Монреале, где бы я могла и хотела работать.  Так, номер второй в моём списке – это фирма, CEO которой меня сам добавил в контакты ещё задолго до моего переезда в Канаду. Потом ещё один человек из этой компании, назовём его Гари, добавил меня в свою сеть, т.к. мы с ним были коллеги, он тоже был на тот момент менеджером по развитию бизнеса. Так, собственно, я узнала о существовании данной чудо-конторы.
                После окончания курсов MDRE я отослала ещё парочку резюме и стала ждать у моря погоды. В этот раз моё резюме было куда лучше, так на курсах с нами работали довольно систематически и серьёзно. Помимо резюме, у меня даже было lettre de présentation. Хотя, скажу я вам, эти письма практически никто не читает, за редким исключением.
                Спустя две недели совершенно неожиданно я получаю сообщение на Linked In от Гари, типа, мол, я вижу, что вы прислали нам резюме, когда будете свободны для телефонного интервью? Тогда я сказала себе: уж в этот раз у меня нет права на ошибку! Я написала ответ, указав, что я живу неподалёку от офиса и могу в ближайший день подойти для личного интервью. Он мне ответил, что понимает мои сомнения, всё-таки языковой барьер и всё такое, но это не проблема. Словом, так, чисто случайно мне удалось отмахаться от телефонного интервью, по крайней мере, на этот раз. Ибо оно догнало меня позже. Думаю, Гари и самому было лень мне звонить.
                Через несколько дней у меня состоялось интервью с моим будущим тимлидом, Игнасио, а ещё через неделю, с супервайзером Хосе, который приехал в Монреаль в командировку из Торонто, и как раз так совпало, что мог и со мной провести собеседование. Впрочем, может быть, у них были ещё собеседования с другими кандидатами, но в этом я не уверена. Человек им нужен был позарез, однако никого они толком не искали. Ну, про особенности работы этой фирмы и про бардак, который там царил, я узнала уже позже. А с виду компания производила очень солидное впечатление.
                Что ж, интервью – сказать, что у меня был стресс, так это ничего не сказать. Особенно на второе собеседование, ой как не хотелось идти, ещё и чувствовала себя неважно.  Тогда я только приехала в Канаду, с трудом связывала по-французски слова в предложение. А надо было ещё и по-английски ведь. За первые месяцы в Канаде я успела чуть подтянуть французский и выучить необходимую французскую терминологию, но забыла английский, потому что почти его не использовала. В итоге интервью было на суржике французско-английском. Впрочем, в Монреале это – нормальное явление, здесь все так разговаривают. Я и сейчас так общаюсь на работе иной раз. Но сейчас, спустя почти три года после переезда для меня язык – не проблема. А вот тогда, конечно, было страшное дело. Когда, например, забыла слово. Или несколько слов. Или используешь неправильные словосочетания и обороты, и делаешь длинные паузы, перед тем, как что-то сказать. Такое себе членораздельное бэканье-мэканье.
                Кроме того, на менеджерскую должность, разумеется, у них открытой вакансии не было, они искали самого обычного координатора, то есть по-местному, агента на телефон, который будет принимать звонки двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю. Это самая, что ни на есть entry position. Ещё и с графиком работы соответствующим – в выходные и праздничные дни, а также по вечерам до полуночи. И мне пришлось лепить горбатого, говорить, что я буду очень и очень comfortable со звонками, рассказывать свои кейсы из практики. Случаи по работе я приводила в пример реальные, только я не акцентировала их внимания на том, что на самом деле я никогда, ни одного дня не работала координатором. Последние полтора года я работала менеджером по налаживанию медицинской сети. Я знаю, как работает система, знаю, что и как устроено до мелочей, но мне никогда не приходилось лично общаться с застрахованными, равно как и с врачами и больницами. Для этого на моей прежней работе были другие сотрудники.
                Я бы сказала, что это один из challenges для ньюкамеров типа меня, который испытывают при переезде полный аллес капут дауншифтинг. Понимаете, сложность в том, что вы на иностранном рынке труда застреваете в какой-то пограничной позиции, которую можно охарактеризовать как ни туда-ни сюда. На менеджерскую должность - главного бухгалтера, главного врача, главного инженера или другого начальника -  вас не возьмут, потому что у вас нет соответствующего канадского диплома, канадского опыта, членства в Ассоциации или Ордене. В то же время на маленькую позицию – помощника бухгалтера, техника, рядового исполнителя или младшего помощника старшего менеджера – вас тоже не захотят брать, потому что, мол, во-первых, просекут, что у вас опять-таки нет соответствующего диплома и опыта. На технические позиции, к примеру, нужен диплом колледжа соответствующего профиля. Кроме того, они хитрые, понимают, что человек будет скучать и, возможно, через несколько месяцев попытается ретироваться. А им придётся опять кого-то искать.
                Словом, ребята, перекраивайте резюме, как хотите, рассказывайте на интервью, что хотите, но только не про то, как вы в своей стране исхода работали заместителем министра. Иначе первой работы в Канаде вам не видать как своих ушей.
                Что ж, на самом деле, если отбросить проблему языкового барьера и стресс от того, что находишься в непривычной ситуации, и важность события зашкаливает, то оба интервью были вовсе не сложные, и, по сути, повторяли то, что нам рассказывали и объясняли на курсах MDRE. Так, я практически повторила то, что говорила, точнее, что пыталась сказать на симуляции интервью.  Однако полностью избежать телефонного интервью мне всё-таки не удалось.
                Кстати, мой канадский знакомый Брайан всё-таки сыграл свою роль, ибо, как вы поняли, в этом бизнесе все друг друга знают, и, когда после интервью мой супервайзер стал искать общих со мной знакомых в Linked In, он обратился за рекомендацией, которую и получил в лучшем виде.
                На следующий день Дон Хосе мне перезвонил и ещё что-то спрашивал на английском, а также уточнял, сколько я хочу зарплаты. Я сказала, что тридцать тысяч – это минимум. На интервью я ему рассказывала что-то про сорок тысяч, что привело его в удивление. Потом, видимо, с его подачи, чтобы так сказать, закрепить результат, мне ещё звонили из Торонто: какая-то сотрудница, от случая к случаю, занимающаяся обязанностями HR в виду отсутствия этого самого HR. Однако беседа была короткой и, скорее, формальной, с парочкой очень стандартных вопросов. Помню, она что-то спросила про Фестиваль Джаза в Монреале, узнав, что я меломанка в свободное от работы время, и я сказала, что только приехала в августе, но следующим летом обязательно мечтаю этот фестиваль посетить. После мадам мне снова перезвонил дон Хосе с поздравлениями и джоб оффером, в котором предлагалось, держитесь крепче, 35 тысяч годового жалованья плюс бенефиты.
                Ребята, счастья моего в тот день не было предела! Мне тогда казалось, что я стала наверно самым богатым человеком в мире, или минимум в Канаде!  На самом же деле, тридцать пять тысяч – это грязными, а нужно ещё вычесть налоги, а зачастую ещё и страховку, и в итоге получится сумма, достаточная только для того, чтобы сводить концы с концами с учётом того, что Монреаль – не самый дорогой город Канады. В Калгари, Ванкувере и Торонто на такую зарплату можно  только весьма скромное существование влачить. В Монреале терпимо, но, в любом случае, это зарплата, ниже средне-канадской, которая на тот момент, на конец 2015 года, составляла не менее сорока тысяч в год. При этом в Канаде высокая стоимость жизни. Но тогда я об этом не думала вовсе.
                Я думала о том, что стала счастливой обладательницей моего первого канадского джоб-оффера, который мне прислал по электронной почте мой новый супервайзер. Таким образом, от момента отправки резюме до моего первого дня на новой работе прошло около месяца. И я себя ругала, что нужно было сразу писать напрямую Гари через Linked In, а не отправлять резюме на общий ящик, где оно могло и вовсе затеряться.  В любом случае, первая работа получена, и это, чёрт возьми, здорово! Не прошло ещё и четырёх месяцев после переезда, а я уже работаю в фирме, в которой хотела. На начальной, правда, позиции, но, наверняка с возможностью продвижения. 
                Каково же было истинное лицо моего нового работодателя и сущность моей работы, а также, чем всё закончилось, я расскажу вам в следующих сериях моей канадской эпопеи. Кому не надоело – следите за развитием событий. До новых встреч!
P.S. Про то, чем для меня обернулось первое канадское трудоустройство, читайте вот здесь:
Моя первая работа в Канаде: самая худшая в жизни

2 комментария:

  1. Про бардак. Тоже работаю в так сказать международной компании и такого бардака как здесь, не было ни в одной украинской фирме, где я работала. Плюс заметила, что на некоторых должностях полный завал, в т.ч. на моей, тогда как на других в тоже время с точностью до наоборот. Все время посещают мысли о том, что нужно сваливать, но если такое везде?))) Вот и у вас в компании был бардак. А сейчас как, что-то поменялось?

    ОтветитьУдалить
  2. odessitka vmonreale7 июля 2018 г., 17:51
    Да, в Украине я ничего подобного не видела, в плане бардака, хоть и сменила много разных мест работы. Канадская компания, в которой работала сразу после переезда, закончила свои дни тем, что продалась какой-то крупной зарубежной корпорации, да и всё. Стало ли лучше после этого - не знаю. Знаю, что на втором моём канадском месте работы не намного лучше, и да, точно, как вы говорите. Некоторые люди сидят, дули горобцям показывают, а у некоторых столько работы, что они не успевают, а страдают в итоге клиенты, качество сервиса падает, а сроки увеличиваются. Так что перед тем, как сваливать, нужно иметь в виду, что такой бардак, по ходу, везде в Канаде. В новой фирме может быть ещё и хуже. Потому что к этому бардаку вы уже привыкли, а на новом месте работы могут возникнуть ещё новые подводные камни и нюансы. Впрочем, нужно взвешивать за и против. Если где-то зарплата лучше или график удобнее, или ещё есть какие-то плюсы, тогда, почему бы и не сменить работу?

    ОтветитьУдалить