пятница, 31 июля 2015 г.

Мой длинный путь в Канаду




Ведём войну уже семьдесят лет,
Нас учили, что жизнь - это бой.
 По новым данным разведки
Мы воевали сами с собой.

Борис Гребенщиков

Отовсюду поступает куча вопросов: «Ты вышла замуж?», «Ты нашла работу?», «Тебе позвали родственники?» и даже кто-то про беженство интересовался J На самом деле всё куда проще. Я прошла по эмиграционной программе «квалифицированный работник» провинции Квебек.
ХРОНОЛОГИЯ ПРОЦЕССА
Для тех, кто в теме, вот этапы прохождения по программе QUEBEC SKILLED WORKER образца 2011-2015 годов. Для тех, кому не интересно, можете пропустить этот раздел.
1.       13.06.2011/21.06.2011 – отправка/получение документов в BIQ Vienne (тогда ещё Квебекское бюро находилось в Вене).
2.       23.02.2012 – снятие денег с карточки за рассмотрение документов.
3.       12.12.2012 – accusé de réception – подтверждение принятия моих документов к рассмотрению, присвоение номера моему досье.
4.       12.08.2013/16.10.2013 – запрос/получение дополнительных документов
5.       16.06.2014 – письмо об окончании рассмотрения моего досье и постановке в очередь на интервью
6.       12.09.2014 – приглашение на интервью.
7.       28.11.2014 – ИНТЕРВЬЮ (Кишинёв, Молдова).
8.       10.12.2014/05.01.2015 – отправка/получение документов в Сидней (Нова Скотия) в федеральное бюро.
9.       24.04.2015 – номер федерального досье + приглашение на медкомиссию
10.   16.07.2015 – Avis de Visa (он же POVL – Promise of Visa Letter).
ИТОГО: 4 года 1 месяц и 15 дней жизни…..
КАК ВСЁ НАЧАЛОСЬ
Начало 2011 года, программа «Покращання»[1]  действующей партии и правительства набирает всё большие и больше обороты. Стало окончательно понятно, что тут дела не будет. Я, наконец, целенаправленно залезла в Интернет с целью поиска действующих эмиграционных программ. В первую очередь, взвесив все «за» и «против» я сделала для себя вывод, что хочу ехать ТОЛЬКО в эмигрантские страны, где запросто можно слиться с толпой и не испытывать никакой дискриминации по национальному и языковому признакам. Таких регионов в мире не так много: США, Австралия и Новая Зеландия и Канада.
 США. Никогда мне не нравилась эта страна, ну не представляю я себя американкой. Вместе с тем, Штаты для массовой эмиграции давно подзакрылись – своих ртов полно, кормить нечем.
Австралия. Я внимательно изучила их программу на сайте и всю документацию к ней. Во-первых, к моему сожалению, не нашла себя в списке специальностей, которые им нужны. Во-вторых, требуется сертификат знания английского на определённый уровень. В-третьих, взнос за рассмотрение - сразу солидная сумма, около двух тысяч долларов. Вдобавок ко всему – в Украине никакого представительства, нужно всё оформлять через Москву. И что больше всего меня смутило – нет никакой гарантии. То есть на тот момент на сайте не было никакой системы оценки, чтобы хоть приблизительно оценить свои шансы на успех. Словом, всё очень  и очень неопределённо, да ещё и за такие деньжищи, которых у меня и не было никогда.
Новая Зеландия. Показалась мне ещё более мутной , чем Австралия. Ещё больше вопросов и неопределённостей. Я так поняла ещё, что туда сбрасывают в основном тех, кто по Австралийской не прошёл  :) Словом, они как-то вместе перекликаются.
КАНАДА. На тот момент в федеральной эмиграционной программе действовал уже усечённый «Список-39», чьё название говорит уже само за себя. И опять-таки своей специальности я в этом списке не нашла. И тоже обязателен языковой сертификат.
Канада. Провинция Квебек. Здесь всё обстояло гораздо веселее. Во-первых, можно было сразу на сайте  за пару минут объективно оценить  свои шансы. Я прошла вопросник раз 5 с разными вариациями ответов, и мне все разы выдавалось резюме по типу «Вы подходите под критерии программы. Рекомендуем Вам подать документы». Это само по себе уже воодушевляло. Кроме того, обрадовала небольшая сумма «членского» взноса – около 400 у.е., что после австралийских двух тысяч показалось мелочью. В-третьих, не требовались языковые сертификаты. Можно было самостоятельно присвоить себе баллы за язык в анкете. Словом, всё выглядело чрезвычайно радужно и прекрасно!!! Собственно, когда-то оно так и было. Когда-то и процесс эмиграции в Квебек длился год-полтора, и общаться на интервью можно было через переводчика, и повергать эмиграционного офицера в приступы умиления знаниями, превышающими слово «бонжур» по-французски. Каково же было разочарование, когда на деле оказалось всё совсем иначе…….
ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ СОБЫТИЯ, КОТОРЫЕ ПОДТОЛКНУЛИ
      В марте-апреле я уже чётко знала, что буду подаваться по Квебекской программе, но почему-то решила, что это будет «когда-то», потом. Я уже не помню, на когда я хотела отложить сие мероприятие, а главное – зачем? ))) Возможно, это было связано с аспирантурой. Я планировала окончить аспирантуру, защитить кандидатскую, а потом уже и подавать документы. Мдаа….Интересно, когда бы я оказалась в Квебеке (если вообще оказалась бы), если бы тянула так долго?
       Но в мае приехал наш дядя из Америки……..Шестнадцать лет!!!!  Долгих шестнадцать лет спустя.  И, знаете, я даже врагу не пожелаю расстаться с близким человеком на столько лет, и потом его снова увидеть ненадолго, чтобы потом снова расстаться, возможно, уже навсегда.  Я не знаю, какие чувства и переживания одолевали других членов нашей большой семьи, других участников процесса встречи, что чувствовал сам дядя, но у меня было стрессово-шоковое состояние……В те дни эмоции так переполняли, что я ночью могла проснуться о того, что плачу, и слёзы текли сами собой от переизбытка эмоций. Шестнадцать лет – это время, за которую человек рождается, вырастает и оканчивает среднюю школу. В далёком 95-ом дядя оставлял здесь престарелых родителей, брата и сестёр среднего возраста, а также своих племянников, которые были ещё детьми. Когда он вернулся, родителей уже давно не стало, брата и сестёр он увидел состарившимися, а детей– взрослыми мужчинами и женщинами, у одной из них даже был свой собственный ребёнок.
      Т.к  мой отец был почти всё время в рейсах по девять месяцев в среднем – с детства я его почти не помнила. Поэтому и развод родителей в этом плане прошёл для меня безболезненно. Человек не может потерять то, чего у него нет. Другое дело – дядя. Он был моим бебиситтером с первого дня. Фактически он и воспитал меня, был как отец.  Поэтому потеря его из моей жизни произвела на меня неизгладимое впечатление, я очень сильно переживала это событие на протяжение многих лет.
       В целом, та ещё была встреча в холле Одесского аэровокзала – практически как в передаче «Жди меня»  :)
       И тогда я подумала: как это случилось? Как такое могло получиться, что близкие люди не могли встретиться столько лет??? Это ведь неправильно!!! С одной стороны, дядя там – с советским паспортом с нарушенным визовым режимом, без гражданства и возможности выехать за пределы США с правом вернуться. С другой стороны – мы здесь, в стране третьего мира, как в тюрьме – никуда нас не выпускают, кроме Египта и Турции, а в посольствах цивилизованных стран думают, что мы останемся. Может быть, и правильно думают, потому что многие и в самом деле остаются. И вот – из-за каких-то паршивых клочков бумаги и штампиков в паспортах, любящие люди оказались оторваны друг от друга на долгие годы. «Ни в коем случае нельзя допустить повторения», - подумала я. Нужно сделать всё возможное и невозможное, чтобы свободно перемещаться по миру и видеть дядю, когда захочу. Я сразу стала готовить документы.  Через две недели после отъезда дяди я подала на эмиграцию в Канаду.
        В дополнение ко всему случившемуся в 2011-ом[2] меня нашёл мой наполовину брат, сын моего отца от первого брака. Последний раз я видела его  наверно около двадцати лет назад, в начале 90-х, когда он приходил к папе в гости. Хочу сказать, что для меня эта встреча была тоже немалым стрессом, т.к. это довольно странно - вдруг приобрести то, чего у тебя ранее не было, и о чём никогда не задумывалась.  Где-то до конца года я с трудом по чуть-чуть привыкала и переваривала это событие….
       Такая вот «Санта-Барбара» по-одесски. :) В  тот год я поняла, что мыльные оперы – это не в чистом виде плод воспалённого воображения сценаристов, а все сюжеты в самом деле взяты из жизни.  Причём в судьбе так бывает: годами, десятилетиями ничего не происходит в жизни, и вдруг неожиданным образом всё случается в один год, а то и месяц!
ОСОБЕННОСТИ ПРОХОЖДЕНИЯ ПО ПРОГРАММЕ
    О прохождении могу сказать, что мне в какой-то степени даже повезло. В техническом плане для меня процесс не был сложным. Во-первых, я проходила ещё по старым правилам, когда не нужны были языковые сертификаты. Во-вторых, тогда проходными были все профессии. Но даже и под новые правила моя кандидатура тоже подходила вполне. Для квебекской программы моя специальность оказалась в списке приоритетных – как до, так и после изменений.  Мне не надо было ни идти в ВУЗ, чтобы получить второе высшее, ни в ПТУ ради «корочки» каменщика или мясника, как делали многие, чтобы «подбить» свою кандидатуру под требования программы. Английский язык я знала со школы, мне не надо было его учить с нуля. Фактически, единственное, что мне нужно было сделать ради Квебека – это с нуля выучить только один язык – французский. В процессе ожидания я сдала требующиеся языковые экзамены на необходимые уровни (IELTS 6.5, DELF B2).
    Единственным неприятным моментом было то, что на моё еврейское счастье, долгожданное снятие денег за рассмотрение, которое я ждала  долгих восемь месяцев, пришлось аккурат в момент переезда бюро из Вены в Монреаль. :( Снять-то они сняли, а документ – подтверждение открытия дела – прислать забыли.  И мои деньги повисли где-то в воздухе между континентами. Это было ужасно. И главное, что в Вену звонить УЖЕ было некому, а в Монреаль – ЕЩЁ некому. Спустя пару месяцев, я им с тала надоедать звонками и письмами, на что мне отвечали, что денег не получали, мол, заплатите необходимые фис. Когда открылся офис в Монреале, я одной из первых звонила туда и на ломаном французском пыталась объяснить суть проблемы. Потом писала им на е-мейл, и что самое удивительное, они на первых порах даже мне отвечали чуть ли не в режиме он-лайн – каждый день J Правда, отвечали в прежнем духе: денег ваших не видим, заплатите. Потом я обычной почтой отослала справку из своего банка о том, что деньги давным-давно «уплочены». И снова писала, но уже не было никакой реакции, кроме стандартных отписок. Я отчаялась и решила отпустить ситуацию. Разбирайтесь сами! Надоели! И только  спустя почти десять месяцев после снятия они вдруг очнулись от анабиоза и прислали мне наконец-то номер моего досье. Счастью моему не было предела! Спустя почти полтора года со дня отправки документов – первая весточка из бюро эмиграции!!! :)
      Вот поэтому в психологическом плане было очень тяжело. Дело в том, что мы, подавшиеся в 2011-м году попали, во-первых, в период зашкаливающего количества заявок, во-вторых, в период начала безумного количества изменений и нововведений в данной эмиграционной программе. Изменялись правила подачи, требования по языкам, списки профессий и многие другие тонкости и нюансы (балльная шкала, правила заверения документов и т.д.). Словом, всевозможные challenges. Было очень непросто жить в неизвестности и в ожидании. В ожидании неизвестно чего. Или позитивного решения или отказа в связи с несоответствием моей кандидатуры или оформления моего пакета документов новым правилам или просто в связи с отсевом по сроку давности. Такое, кстати, случилось в федеральной программе, когда подавшихся в 2008-2009-ом годах просто отсекли, чтобы сократить огромную очередь.
   Эти события очень давили. С другой стороны давила с каждым днём ухудшающаяся действительность вна Украине. Помню, 2 мая 2014[3] года в порыве полного отчаяния я звонила в Бюро эмиграции, узнать, что с моим досье? Ведь прошло почти три года! В ответ я слышала стандартное: «Soyez patiente, madame[4] и никаких новостей.  Да, будешь тут терпеливой, как же, когда чёрти-что просходит в стране
     Только спустя три, долгих три года совершенно мучительного ожидания, наконец, пришло письмо об окончании рассмотрения моего дела с позитивным результатом и постановки в очередь на ближайшее интервью с эмиграционным офицером.  Это было одно из самых, да нет же, пожалуй, самое радостное письмо, которое я когда-либо получала!!!!  И самое долгожданное!
     Далее процесс пошёл уже куда веселее. За этим первым письмом счастья в течение чуть больше года последовало ещё несколько счастливых писем: приглашение на интервью, приглашение на медкомиссию, и, конечно же, Avis de Visa, в народе – ПОВЛ (Promise of Visa letter).
ИНТЕРВЬЮ


Розовое здание за белым забором в тупике - МОМ. Здесь я прошла собеседование и получила самый первый важный документ: сертификат отбора Квебека

Конечно же, я очень волновалась. С момента подачи мною документов до этой встречи с представителем Квебека прошло почти 3,5 года. В связи с этим градус, конечно, накалился. Плюс усугубила ситуацию поездка в другую страну, в которой я раньше никогда не была. Как известно, с начала 2014-ого года интервью для украинцев из Киева перенесли в Кишинёв.  
Я приехала  вечером накануне интервью. Была почти зима, холодно, шёл мокрый снег с дождём. Решила предварительно найти МОМ (Международная организация миграции), чтобы утром не нервничать, не искать. И вот это был один из самых ужасных эпизодов моего томительного процесса. Улица Чуфли – очень короткая, причём там мало, чего есть, т.к. во-первых, её как бы перегораживает площадь, во-вторых,  с одной стороны какой-то провал за страшным забором, коих в Кишингтоне полно, с другой стороны – православный храм, занимающий пол-улицы. И я обошла её несколько раз вдоль и поперёк, спрашивала многих людей, все говорили на русском, но понятия не имели, где нужный мне адрес. Я даже зашла в отель, чтобы узнать на рецепшене, в какую сторону движется улица. Четырехзвездочный отель – воплощение абсурда абсурдов. Откуда он вообще здесь взялся, в этом депрессивном и нищем городе? Во-вторых, для кого? Кто поедет сюда и зачем? Ну да неважно, факт в том, что и в отеле мне не смогли ничего подсказать. Наконец, энный по счёту прохожий, словленный мною, сказал, что это за гостиницей «Националь». Хочу сказать, что, пожалуй, это самое страшное здание, которое я видела в своей жизни. Огромное, заброшенное, затянутое не менее ветхой ширмой, зияющее разбитым остеклением, было подобно полуживому и страшному монстру, который вырастает из темноты. И чтобы пройти вглубь улицы – надо было приблизиться к нему вплотную, увидеть вблизи разбитые двери и окна и пугающую черноту внутренности здания. Под переходом, соединяющим корпуса отеля, улица Чуфли сузилась до переулочка, и там было довольно темно. Где-то вдалеке горел одинокий фонарь. Где-то вблизи брехали собаки. Людей не было, кроме двух женщин с ребёнком, крик которого добавился к собачьему лаю. Ветер нёс мне в лицо капли то ли снега, то ли дождя. В тот момент мне тоже хотелось закричать. Что я здесь делаю? В этой богом забытой стране и городе? Ночью, под дождём. Где я и где этот чёртов Квебек, будь он проклят!....
Однако само собеседование прошло прекрасно! Отмечу, что в Министерстве, по крайней мере, в том отделе, который отвечает за интервьюирование, работают настоящие профессионалы. Эмиграционный офицер на столько умеет расположить к себе, на столько приятно и понятно общается, что этот градус волнения спадает буквально в течение первой же минуты, когда он начинает говорить.
Интервью проходит на французском языке, но помимо офицера, присутствует ещё и переводчик – для тех, кто недостаточно владеет языком или для того, чтобы помогать в непонятных или сложных вопросах.
Моё интервью было на удивление весёлым и странным. Я даже удивлялась, читая отчёт человека, который проходил почти сразу после меня в тот же день. Мсьё его пытал пару часов, и очень с пристрастием, строго и по делу. А со мной он  шуточки отмачивал, посмеивался всё время, говорил, что он мог бы работать Джеймсом Бондом в спецслужбах, т.к. у него есть такие качества, как внимательность и проницательность. Потом сам над собой посмеялся и сам себя поругал, когда сказал, что мне 30 лет, хотя на самом деле 29. Говорил про то, что в арабских странах, к примеру, мужчина, который не состоит в браке, не может сказать, что у него есть дети. Поэтому и вопрос такой не уместен. Если у них и есть дети вне брака, то они это скрывают. В заключение этого разговора то ли  со мной, то ли с переводчицей, он вообще подытожил, что сегодня пятница и он как малый ребёнок, который ждёт окончания уроков. Хочется уже выходных. К тому же, это последний день сессии. Далее он с места в карьер задал мне только один вопрос: «Что вы собираетесь делать  в Монреале?», на что, конечно, последовала масса ответов с моей стороны.
Где-то посередине моей длинной тирады про мою настоящую работу в Украине, а также про мои замечательнейшие и прекраснейшие перспективы в Монреале офицер выдал фразу: «Vous  êtes sélectionné»[5]. «-Вы довольны?» - спросил мсьё. – «Да, я очень довольна!», - ответила я. Вот и всё.
          Это была так называемая «чёрная пятница» - начало сезона рождественских распродаж в США. Эту дату я никогда не забуду, как и человека, который выдал мне путёвку в новую жизнь.


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЭТАП
           После трёх лет ожидания, я приготовилась к дальнейшей тягомотине второго этапа процесса. Каково же было моё удивление, когда федералы опроцессили мою кандидатуру за полгода. Для тех, кто не в теме, федеральный этап – это доскональная проверка тебя как непосредственного кандидата для въезда в страну с целью постоянного проживания. Во-первых, это медицинская комиссия, на которой проверяют в первую очередь на ВИЧ-инфекцию и сифилис, а также туберкулёз и гепатит. Во-вторых, это скрупулёзная проверка на вшивость: 1) судимость, 2) связь со спецслужбами и так далее. Моя биография довольно проста с этой точки зрения, т.к. с момента поступления в ВУЗ день расписан если ни по минутам, то с точностью по дням месяца. Даже когда я была без работы – официально числилась в Центре занятости. При этом почти все эти годы проживала в одном городе и по одному адресу. Словом, проверить достоверность предоставленных мною данных довольно легко. Касаемо поездок за рубеж – они были нечастыми, да и все направления – туристические, что видно просто по названию городов.
                В целом, скажу, что федеральный этап – ещё более индивидуальный, чем квебекский, т.к. всё варьируется от личной истории и бэкграунда кандидатов. Здесь нет общих правил и сроков. Всё приблизительно. У кого-то запрашивают дополнительные подтверждения, а кого-то даже вызывают на интервью по безопасности, на котором расспрашивают с пристрастием о подозрительных фактах биографии (работа, зарубежные поездки и т.д.).
             Может из-за того, что не возникло дополнительных вопросов, т.к. я при заполнении анкет проявила максимум внимательности, чтобы не к чему было придраться. Может, просто потому, что мне повезло, или они поняли по выражению моего лица на фотокарточке, что мне очень срочно надо в Канаду – без запроса на какие-либо документы и справки, мне сразу прислали заветное письмо Avis de Visa спустя менее, чем два месяца после медицинской комиссии.
БЫЛ ЛИ У МЕНЯ ПЛАН Б?

              Да, у меня был план Б, и не один. Хотя вообще-то, я была на 90% уверена, что пройду по программе Квебека, т.к. моя кандидатура полностью соответствовала всевозможным, пусть и динамически изменяющимся критериям. На 10% я допускала, что возможен какой-то сбой, какой-то недочёт, ошибка с их стороны, роковая случайность, которая повредит моему процессу эмиграции. Однако для начала я решила для себя дождаться хоть какого-то решения по моему досье, и эти три мучительных года ничего не предпринимала, никаких шагов в сторону от намеченной цели. Если бы я вдруг вместо постановки в очередь на интервью получила бы письмо с отказом, тогда бы я попыталась пройти по другим программам Канады, в частности, других провинций или же Express Entry, которую ввели с 1 января 2015 года.
Кроме того, в апреле 2014 года я побывала в Дубае. Меня на столько потряс и заворожил этот город, что я подумала, что если не уеду в Канаду – поеду на работу в Дубаи.
В любом случае, дальнейшей жизни в Украине я для себя не представляла ни в каком формате.


[1] Улучшение (укр.) – общая характеристика экономического положения в стране
[2] получение гражданства США и приезд дяди, отъезд двоюродной сестры в Канаду и подача мною документов на эмиграцию.
[3] События 2 мая 2014 г. в Одессе
[4] Мадам, будьте терпеливы! (фр).
[5] Вы отобраны (фр.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий